Немного за 20: каким отраслям по карману новый курс
|15:59|

Немного за 20: каким отраслям по карману новый курс

«Не так страшен курс, как его скачки» – таков урок января-февраля 2015 года, который вынес бизнес из дестабилизации на валютном рынке. Критический порог представители разных отраслей экономики определяют в диапазоне 25-30 грн/$.

«Не так страшен курс, как его скачки» – таков урок января-февраля 2015 года, который вынес бизнес из дестабилизации на валютном рынке. Критический порог представители разных отраслей экономики определяют в диапазоне 25-30 грн/$.

Новый курс – больше не предмет для дискуссий, а данность как минимум на среднесрочную перспективу. Бизнес пытается освоиться с новыми параметрами 22/25 гривен за доллар.

Forbes спросил: как это удается?

Агросектор

Соотношение импорта/экспорта во внешнем товарообороте отрасли: 27%/73% (УКТЗЕД 1-24)

Экспортно ориентированные аграрии – преимущественно зерновики и производители масел – в целом выигрывают от падения национальной валюты. «Благодаря девальвации экспортеры сельхозпродукции имеют краткосрочные бонусы, так как не все затраты растут синхронно с долларом. Особенно это касается зарплат», – объясняет председатель правления агрохолдинга «Сварог Вест Груп» Андрей Гордийчук.

Агросектор

У компаний – преимущественно животноводов – реализующих свои товары на внутреннем рынке, отношение к девальвации противоположное. Из-за неэластичности внутриукраинских цен по отношению к курсовым колебаниям любое удорожание импорта крайне болезненно отражается на этой группе производителей. «Часть затрат, привязанных к курсу доллара, растет. Цена реализации на внутреннем рынке, конечно же, подтянется в будущем, но это займет полгода-год, – считает менеджер. – [Для операторов внутреннего рынка] все зависит от того, есть ли у компании запас прочности, чтобы выдержать эту задержку».

Что объединяет всех агропроизводителей, вне зависимости от географии сбыта, так это трудности с импортом, которые возникают при неконтролируемой девальвации. «У импортеров есть проблема с приобретением валюты – она покупается с большими разрывами по времени и ценам купли/продажи. В связи с этим поставщики завышают цены в ожидании девальвации и максимально придерживают продукцию для будущей реализации», – объясняет заместитель генерального директора Ukrlandfarming Игорь Петрашко.

«Начиная с курса 25 гривен за доллар, и с каждым новым повышением мы приближались к коллапсу», – добавляет Андрей Гордийчук. По его оценкам, себестоимость сельхозтоваров минимум на 60% привязана к курсу иностранной валюты. Причем зависимость может быть значительно выше, если компания обслуживает валютные кредиты.

Химпром

Химпром

Соотношение импорта/экспорта во внешнем товарообороте отрасли: 69%/31% (УКТЗЕД 28-38)

На химическую отрасль, значительно зависящую от зарубежных поставок газа, девальвация и удорожание импорта имели крайне негативное влияние. Как объясняет Дмитрий Гордейчук, главный аналитик информационной компании «Инфоиндустрия», трехкратный рост курса иностранной валюты запустил инфляционные процессы, остановить которые очень сложно.<

«Проявляется большой разрыв между курсовыми ценами импорта и экспорта. При поставках на внешние рынки вы продаете валюту по ценам межбанка, но импортеры увеличивают свои расценки на 10-40% в зависимости от темпов девальвации. Даже сейчас импортеры продолжают закладывать в стоимость своей продукции курс 30-35 гривен за доллар», – поясняет Гордейчук.

По его словам, доллар по 30 гривен был на грани критической отметки для химпрома.

Нарастить экспорт, который был бы спасительным в таких условиях, химикам не удалось. В 2014-м он даже снизился на 29% – до $3 млрд. Из-за сокращения импорта удобрений в прошлом году продукция отечественного производства массово поставлялась на внутренний рынок. «На экспорт продается треть карбамида (1,6 млн тонн в 2014 году), по остальной же химии экспорта практически нет», – добавляет аналитик.

Ревальвация национальной валюты после глубокого проседания в феврале не имела сильного влияния на основную часть химпрома – большинство предприятий сделали свои продажи на полтора-два месяца вперед. Зато перевести дыхание смогли несколько категорий импортеров. По словам Гордейчука, это в первую очередь «полимерщики», на 100% зависящие от внешних поставок сырья. А кроме них – производители бытовой химии и косметики.

ТЭК

ТЭК

Соотношение импорта/экспорта во внешнем товарообороте отрасли: 83%/13% (УКТЗЕД 27)

Факторами энергетической зависимости Украины в 2014 году была не только география поставок, но и радикальное удорожание импортных энергоресурсов. Директор Института энергетических исследований Дмитрий Марунич полагает, что основные трудности у ТЭК еще впереди: «В прошлом году средняя цена доллара составляла 11,49 гривны. Даже то, что мы будем иметь при курсе 21,7 гривны за доллар – это уже критический показатель. С этим курсом наши предприятия столкнулись только сейчас». Согласно его расчетам, продолжительное закрепление курса в 30 гривен за доллар поставило бы энергетику на грань остановки – рыночная цена импортного газа в этом случае составила бы 12 600 гривен.

Оценивать перспективы отрасли Марунич не берется, как минимум, до конца нынешнего года. «После повышения цен для внутренних потребителей еще непонятен уровень неплатежей. Если он будет критическим, эти «прибьет» как «Нафтогаз», так и поставщиков других энергоресурсов», – считает эксперт. Он также напоминает, что за прошлый год дефицит крупнейшей НАК вырос в 8 раз – с 15 до 115 млрд гривен. По его оценкам, сокращение импорта энергоресурсов в 2014 году произошло также не благодаря экономии населения, а за счет утраты контроля над частью территории страны и остановки местной промышленности.

Кроме потребителей импортного газа, от курсовых колебаний существенно страдают и продавцы нефтепродуктов. По данным Института энергетических исследований, в предыдущем месяце продажи бензина в Украине снизились примерно на 30% в сравнении с февралем прошлого года. В наименьшей же степени девальвация сказывается на тепло- и электрогенерации.

Сыграть на руку девальвация может лишь считанным экспортерам отрасли, среди которых – производители ферросплавов. «В основном ТЭК у нас импортер, но «ферросплавщики» в прошлом году заработали на 30-40% больше [чем в 2013-м]», – отмечает Марунич. Более рентабельными станут также поставки основной статьи украинского энергетического экспорта – электроэнергии. Тем не менее, пример ДТЭК Рината Ахметова, сработавшей в 2014 году с убытком 20 млрд гривен, показывает: дополнительная выручка от экспорта электроэнергии не способна нивелировать негативные эффекты девальвации для энергетики.

Ритейл

Ритейл

Соотношение импорта/экспорта во внешнем товарообороте основной продукции ритейла: 64%/36% (УКТЗЕД 42-43, 50-67, 85, 90-92, 95)

В феврале – во время рекордной девальвации гривны – ритейлеры старались сократить закупки товара до минимума. В этот период им приходилось распродавать запасы, накопленные в предыдущие месяцы. «При курсе 30 гривен за доллар мы не купили практически ничего, что можно было предложить покупателю», – утверждает Сергей Цибульский, генеральный директор сети супермаркетов бытовой техники «Эльдорадо».

По его словам, отметка в 30 гривен за доллар была критическим рубежом девальвации для украинских ритейлеров – чтобы поддерживать деятельность при таком курсе, сети пришлось бы закрыть до 40% магазинов по всей Украине. Основными способами компенсации валютных потерь для ритейлеров остаются сокращение форматов, ассортимента и торговых площадей.

Средний курс, по которому куплены остатки на складах, Цибульский оценивает в 19 гривен за доллар. При этом сейчас поставки техники ведутся примерно по 23 гривны за доллар. «Линейного увеличения цен во время девальвации не было – сети компенсировали рост курса. Просто поставщики несли убытки и принимали их на себя», – поясняет ритейлер.

Он также отмечает, что укрепление национальной валюты после проседания в январе возымело негативный психологический эффект на потребительский спрос. «На самом деле покупатель сейчас видит цены с учетом реального курса. Потребители ожидают удешевления, однако себестоимость и цена в будущем будет только расти», – констатирует Цибульский. Согласно его наблюдениям, в марте спрос упал наполовину по сравнению с пиковыми продажами в феврале. «Не нарушило этот тренд даже 8 марта, хотя обычно в это время наблюдается всплеск продаж», – добавляет он.

Металлургия

Металлургия

Соотношение импорта/экспорта во внешнем товарообороте отрасли: 18%/82% (УКТЗЕД 72-83)

Металлургическая отрасль – один из главных выгодополучателей от девальвации. За счет падения долларовой себестоимости продукции ее представители могут намного лучше конкурировать на внешних рынках, чем при курсе в 8 гривен за доллар.

Рентабельность работы металлургов увеличивается пропорционально падению себестоимости в иностранной валюте. «В наибольшем выигрыше оказываются вертикально интегрированные компании, потребляющие свой кокс, руду и другие факторы производства – гривневая составляющая в себестоимости их продукции выше», – поясняет Роман Тополюк, аналитик консалтинговой компании Concorde Capital.

Согласно его оценкам, обеспеченность хотя бы железорудным сырьем позволяет металлургам добиться паритета импорта и гривневых затрат в совокупных издержках. В пример аналитик приводит компанию Ferrexpo Константина Жеваго, у которой себестоимость железорудных окатышей до девальвации составляла $60 за тонну. Уже при курсе 12 гривен за доллар эта цифра снизилась на $14-15.

Один из немногих негативных эффектов обесценивания гривны – сокращение внутреннего рынка, исторически занимающего 15-20% в структуре продаж металлургов. «При курсе 20 гривен за доллар покупатели внутри страны не могут принимать в гривне цены, которые эквивалентны долларовым», – говорит Тополюк.

Тем не менее, назвать радужным положение металлургической отрасли сейчас очень трудно – примерно половина украинской металлопродукции производится в Донецкой и Луганской областях. «Наверное, нет такого предприятия на Донбассе, которое не остановилось или не снизило производство из-за войны. К тому же продолжается падение мировых цен: в 2014-м они снизились на 20-25%, с начала нынешнего года – еще на 10-15%», – констатирует эксперт.

FMCG

FMCG

Соотношение импорта/экспорта во внешнем товарообороте готовых пищевых продуктов: 46%/54% (УКТЗЕД 16-24)

Основная проблема, с которой сталкиваются производители товаров повседневного спроса – жесткость цен в условиях низкой покупательной способности населения. Людмила Дрыгало, основатель компании по производству замороженных полуфабрикатов «Дрыгало», отмечает, что с начала ослабления гривны в прошлом году предприятию удалось увеличить свои отпускные цены лишь на 15%.

«Мы не можем изменять стоимость равноценно валютным колебаниям. Торговые сети стараются сохранить стабильность и не позволяют резко поднимать или опускать цены по договорам», – сетует предприниматель. С начала девальвационных процессов рентабельность ее производства упала с 3% до отрицательных значений. Сказалось удорожание сырья, занимающего 42% в себестоимости готовой продукции, и других факторов производства: коммунальных услуг, топлива и т.д. Снижение цен на сельхозпродукты – основное сырье предприятия – вследствие укрепления гривны с конца февраля позволяет ей надеяться на работу «в ноль» в будущем.

По словам Дрыгало, в момент пикового роста доллара обменный курс был близок к критическим значениям для ее отрасли. В этот момент не только наблюдался дефицит оборотных средств, но также ухудшились условия работы с контрагентами. «Если раньше давались отсрочки платежей, то тогда все требовали предоплаты из-за неопределенности курса», – говорит она.<

Получить выгоды от падения гривны могут лишь компании, в продажах которых экспорт занимает существенную долю. Для «Дрыгало», генерирующей за счет внешних поставок лишь 5% операционной выручки, эта опция неактуальна. «Экспортные договоры у нас трехсторонние – [с зарубежными покупателями] мы работаем через дистрибьюторов и не работаем с иностранной валютой», – утверждает Дрыгало.

Автопром

Автопром

Автопром подвергся тройному удару: с одной стороны – подорожание продукции, и без того относящейся к классу  дорогостоящих покупок, с другой – снижение покупательной способности населения, а с третьей – сокращение банковского потребительского кредитования.

Глава правления «Рено Украина» Яна Миненко отмечает, что динамика продаж как рынка, так и конкретно бренда Renault стала отрицательной: «При этом продажи Renault упали меньше, чем составило падение рынка, а именно: рынок упал на 78%, а продажи Renault упали на 71%, что и позволило нам увеличить долю рынка, достигнув 7,8% его доли, и завоевать 2-е место в автомобильном рейтинге».

На отрицательную динамику продаж повлияли следующие факторы: конфликт на востоке страны, девальвация национальной валюты, и как следствие – резкое снижение покупательной способности. Компаниям приходится подменять банки, предоставляя потребителям аналогичные продукты. «Потому именно этот фактор (продажи в кредит) не повлиял на отрицательную динамику продаж», – подчеркивает Миненко.

По ее оценкам, уровень девальвации давно преодолел критический. «Рынок уже в 2014-м был меньше, чем рынок 12-летней давности (в 2002 году)», – говорит она.

Тенденции импортозамещения в автомобильном рынке не наблюдается. «Например, наш самый доступный автомобиль Renault Logan стоит на 10-15% дороже аналогичного локального продукта», – поясняет топ-менеджер.

Источник: © Белый Воротничок


Темы:   курс   гривна   экономика   Украина  

Комментарии 0

Написать комментарий

 
Отправить

Вход

Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: