Родина зовет: как миллиардеры отреагировали на призыв к деофшоризации
|08:55|

Родина зовет: как миллиардеры отреагировали на призыв к деофшоризации

Предприниматели не спешат раскрывать зарубежные активы. Некоторые, например, Михаил Фридман, ради сохранения бизнеса готовы стать налоговыми резидентами других стран

Еще в 2002 году, выступая на съезде Торгово-промышленной палаты, президент Владимир Путин предложил бизнесменам задуматься, не пришло ли время возвращать деньги из офшоров в Россию, ведь выведенные за границу средства якобы могут быть заморожены местными властями. «Замучаетесь пыль глотать, бегая по судам», — предупреждал он тогда. Прошло 13 лет, и предупреждение, приправленное фирменным афоризмом, превратилось в закон. С 1 января 2015-го собственники обязаны раскрыть информацию о своих зарубежных активах и платить налоги с прибыли, которая аккумулируется за рубежом. Forbes опросил участников рейтинга 200 богатейших бизнесменов, как они собираются выполнять требования Закона о контролируемых иностранных компаниях (КИК).

Подавляющее большинство участников списка Forbes владеет своими активами через холдинговые структуры, зарегистрированные в разных юрисдикциях. Владимир Потанин 1 (№1) до недавнего времени владел акциями «Норильского никеля» через кипрскую компанию Interros International Investment Limited (сегодня это восемь кипрских компаний). Михаил Фридман 2 (№2) владеет акциями Альфа-банка через ABH Holdings S.A. (Люксембург), а акциями «Вымпелкома» и RWE Dea — через LetterOne Holdings S.A. (Люксембург). Алишер Усманов 3 (№3) в 2012 году собрал все свои активы в USM Holdings Ltd., зарегистрированный на Британских Виргинских островах (BVI).

По новому закону любые иностранные компании, трасты, фонды и другие структуры без образования юридического лица признаются контролируемыми иностранными компаниями (КИК), если они не являются налоговыми резидентами РФ, а их контролирующие акционеры, наоборот, — резиденты России. Контролирующим лицом признается акционер с долей более 25%. Такое правило работает, если доля всех акционеров-резидентов в компании менее 50%. Если же доля всех акционеров-резидентов в КИК превышает 50%, то контролирующим лицом считается акционер с долей более 10%.

Контролирующий акционер должен уведомлять налоговые органы о своей КИК и платить налог со своей доли в прибыли этой КИК.

Закон сильно осложняет российским предпринимателям ведение бизнеса через зарубежные структуры и подталкивает их к тому, чтобы регистрировать активы в России.

В чем проблема? В том, что заграничные холдинги участники списка Forbes строили не только ради налоговой оптимизации, но и для комфортного заключения зарубежных сделок, кредитования в западных банках и возможности судиться за пределами России.

Свежий пример. Последняя сделка Фридмана с партнерами на сумму €5,1 млрд по покупке немецкой RWE Dea полностью разрушится, если хоть что-то поменять в структуре их люксембургского холдинга LetterOne, который выступал покупателем.

Основной владелец ГК «Ренова» Виктор Вексельберг 4 (№4) не может убрать из структуры владения своего «КЭС-холдинга» кипрские компании, он судится с Михаилом Абызовым 128 (№128) на BVI, и любые изменения суд может расценить как попытку увести активы. По словам представителя «Реновы», у Вексельберга возникли сложности и с Меткомбанком, которым он владеет через кипрскую компанию. Он хотел заменить кипрскую компанию на российский холдинг, но ЦБ не разрешил, так как холдинг зарегистрирован меньше года назад и у него нет операционного бизнеса. В ЦБ от комментариев на эту тему отказались.

«Практика показывает, что с налоговой точки зрения эффективно не работает ни один из вариантов перевода активов в прямую собственность российских бенефициаров», — говорит партнер EY Марина Белякова. Например, покупка акций по цене ниже рыночной или ликвидация иностранных структур может привести к появлению у  физического лица дохода и необходимости заплатить налоги. Получение активов от номинальных владельцев или их приобретение по рыночной цене тоже может повлечь налоговые и финансовые риски. Для участников списка Forbes речь может идти о сотнях миллионов долларов. «Даже если это низкий риск, он в материальном выражении является неприемлемым — не бывает низкого риска на $100 млн», — рассуждает консультант.

В такой ситуации крупному бизнесу лучше не торопиться. Как выяснил Forbes, никто и не торопится. «Мы ждем, пока государство что-нибудь придумает — правильно отреагирует на текущее состояние нашей экономики и сделает закон более приемлемым. Нам в РСПП обещали, что подумают», — сказал младший партнер одного из миллиардеров. Пока же многие бизнесмены стараются больше времени проводить за границей, чтобы иметь возможность стать нерезидентами — на них закон о КИК не распространяется.

Европа зовет

Стать налоговым нерезидентом — сегодня самый простой способ избавиться от хлопот, связанных с выполнением закона. Для этого нужно жить в России менее 183 дней в течение года. В списке Forbes уже есть 17 человек, которые в последние годы не являются налоговыми резидентами России. В Швейцарии платят налоги Геннадий Тимченко 9 (№9), Вячеслав Кантор (№41), Василий Анисимов (№43), Юрий Шефлер (№49), в Лондоне — Елена Батурина 85 (№85), Андрей Бородин (№113), Владимир Махлай (№124), Александр Гирда (№154) и Андрей Андреев (№158), в США — Валентин Гапонцев (№67) и Андрей Рогачев (№129), в Израиле — Вячеслав Брешт (№90) и Вячеслав Мирилашвили (№96), в Монако — Дмитрий Рыболовлев 14 (№14). Налоговыми нерезидентами РФ являются также Андрей Мельниченко (№13), Юрий Гущин (№76) и Виталий Малкин 134 (№134).

Еще четверо — Вексельберг, Сергей Попов (№21), Владимир Коган (№95) и Дмитрий Пумпянский (№136) имеют вид на жительство в Швейцарии и платят там налоги, но могут оставаться налоговыми резидентами России. Например, по утверждению представителя «Реновы», Вексельберг проводит в России более 183 дней в году, платит здесь подоходный налог и не собирается что-либо менять. В Швейцарии для сохранения вида на жительство он платит паушальный налог, который рассчитывается на основании личных расходов.

В 2015 году список «иностранцев», похоже, пополнится. Один из миллиардеров на условиях анонимности рассказал о своих планах сменить резидентство, так как закон о КИК вынуждает собственников публичных иностранных компаний становиться нерезидентами. Бизнесмен через свой иностранный холдинг владеет крупным пакетом акций европейской публичной компании. По закону о КИК он должен предоставить не только консолидированную информацию по этой компании, но и отдельно по всем ее «дочкам», а эти данные акционерам недоступны.

«Закон не оставил мне выбора, и я вынужден был стать резидентом другой страны. К чему совершенно не стремился», — говорит предприниматель.

Ситуация упрощается в случае, когда у компании несколько партнеров: если контролирующий акционер становится нерезидентом, младшие партнеры могут по-прежнему жить и работать в России. По этому пути пошли акционеры «Альфа-Групп». Крупнейший акционер группы Фридман (37%) по результатам 2015 года планирует стать налоговым резидентом Великобритании.

Вместе с ним в Лондон, где находится офис LetterOne, собирается Алексей Кузьмичев (18%). Их суммарный пакет составит достаточные 55%. Налоговыми резидентами России останутся Герман Хан, Петр Авен и Андрей Косогов, никто из них не владеет более 25%, поэтому иностранные компании «Альфы» не будут считаться КИК.

Предприниматели не спешат раскрывать зарубежные активы. Некоторые, например, Михаил Фридман, ради сохранения бизнеса готовы стать налоговыми резидентами других стран

В 2016 году стать нерезидентом будет сложнее. По словам Екатерины Леоненковой, руководителя налоговой практики юридической группы «Яковлев и партнеры», 183 дней отсутствия в России может оказаться недостаточно. Налоговые органы будут смотреть, имеет ли гражданин в России центр жизненных интересов, определяемый по месту нахождения семьи, основного бизнеса или работы.

Родня поможет

Избежать участи КИК можно, переоформив иностранную компанию на родственников-нерезидентов или постоянно проживающих за границей доверенных лиц. Такой вариант выбрали для себя по крайней мере четыре участника списка Forbes. Александр Мамут 36 (№36) создал для своих трех несовершеннолетних детей-нерезидентов отдельный траст, куда перевел свои иностранные активы, в том числе 3,6% акций компании Polymetal International, которая торгуется на Лондонской фондовой бирже. У самого Мамута остается менее 10% Polymetal International, и он не будет считаться контролирующим лицом компании.

Трасты могут стать еще одной спасительной соломинкой. Ожидается, что в закон будет внесена поправка и безотзывные и одновременно дискреционные трасты не будут рассматриваться как КИК. Вложенное в такие трасты имущество нельзя забрать, и контролировать его дальнейшую экономическую судьбу тоже нельзя. «По нашим оценкам, у многих людей из Forbes такие структуры уже могут быть созданы по неналоговым причинам»,  — отмечает Белякова.

Если же бизнесмен передал свои активы в благотворительный фонд, то у него уже сейчас нет никаких проблем.

Такой фонд есть, например, у Сулеймана Керимова 31 — он, как член Совета Федерации, еще в 2013 году после вступления в силу закона, запрещающего государственным деятелям иметь активы за границей, передал их в швейцарский благотворительный фонд Suleyman Kerimov Foundation.

Возвращение домой

Стоило ли придумывать закон, если есть много способов его обойти? В правительстве, видимо, надеются на законопослушность крупнейших бизнесменов.

«Президент лично следит за тем, какой вариант выбирают ваши герои», — сказал Forbes источник в окружении Путина.

Пока бизнесменов, которые полностью или хотя бы частично перевели активы в Россию, можно пересчитать по пальцам.

Давний друг президента Аркадий Ротенберг 60 (№60) в конце 2014 года стал прямым владельцем российского ООО «Стройгазмонтаж», которым раньше владел на пару с братом Борисом 99 (№99) через компании, зарегистрированные на BVI и на Кипре. Большинство активов, которыми владеют офшорные компании, он продал своему сыну Игорю 166 (№166) в 2014 году. У Аркадия Ротенберга остается 50% кипрской TPS Avia Holding (владеет предприятиями в аэропорту Шереметьево) и кипрская Yaibera Holdings Ltd (владеет 80% акций ОАО «Минудобрения»).

Усманов в конце 2014 года рапортовал о переводе контрольных пакетов акций «Мегафона» и «Металлоинвеста» в российские холдинговые компании «АФ Телеком Холдинг» и «ЮэСэМ Металлоинвест» соответственно. На эти активы приходится менее 40% состояния бизнесмена. Что он собирается делать со своим USM Holdings? Запрос Forbes остался без ответа.

Вексельберг создал в России две холдинговые компании — ООО «Ренова Холдинг Рус» и ООО «Ренова Легаси Рус». Пока в первый холдинг была переведена из офшорной юрисдикции компания «Аэропорты регионов», а во второй — Негосударственный большой пенсионный фонд.

Всех удивил главный акушер России, бизнесмен Марк Курцер 139, владелец сети клиник «Мать и дитя», он нашел способ перетащить в Россию публичную иностранную компанию.

MD Medical Group Investments, акции которой торгуются на Лондонской фондовой бирже, осталась в кипрской юрисдикции, но при этом стала российским налоговым резидентом. Это позволило компании не проводить делистинг.

Как объяснил Михаил Филинов, партнер PwC, такой вариант предусмотрен новым законом: «Можно оставить иностранную компанию, но, после того как она откроет офис в России и начнет проводить заседания советов директоров в России, она становится российским налоговым резидентом. По рождению это кипрская компания, к ней применяется кипрское право, но она платит налоги в России, потому что управляется из России». Девятнадцатого февраля 2015 года MD Medical Group объявила о смене состава совета директоров — киприотов поменяли на русских. Инвесторы на эту новость никак не отреагировали — активных торгов по бумаге нет, а с момента размещения капитализация упала в цене уже в два с половиной раза. 

Источник: © Белый Воротничок


Темы:   Россия   офшоры   налоги  

Комментарии 0

Написать комментарий

 
Отправить

Вход

Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: