|14:58|

Так ли хорош Марк Карни, как всем кажется?

Банк Англии- рынок жилья угрожает экономике страны

Уровень безработицы в Великобритании снизился с отметки в 7,8% в первый день работы управляющего Банка Англии Марка Карни до сегодняшних 6,6%. Но обязана ли этим страна именно господину Карни?

На долю Марка Карни пришлось немало критики, а тем временем завершается его первый год на посту управляющего Банка Англии. Тем лучше, что канадец остается непробиваемо уверенным в себе.

В ответ на насмешки парламентариев на прошлой неделе по поводу резкой смены курса денежно-кредитной политики, которые сравнивали его с «гулящим бойфрендом», г-н Карни взял на себя ответственность за восстановление экономики Великобритании. Может, он и меняет свои указания по срокам первой процентной ставки по три раза за год (в прошлом месяце они менялись аж три раза всего за неделю), но деловые круги поняли его посыл, что ставки останутся на низком уровне в течение длительного времени, и начали инвестировать снова.

Тем временем, восстановление экономики при г-не Карни после того, как он принял пост от Мервина Кинга 1 июля 2013 года, безусловно, было очень заметно. Экономика, которая год назад была в состоянии застоя, сейчас растет почти по 4% в год – это самый быстрый рост среди стран «Большой семерки». Уровень безработицы снизился с отметки в 7,8% в первый день работы г-на Карни до 6,6% на текущий момент. Все выглядит так, как будто каждый сектор рынка работает на полную мощность, в том числе экспорт, инвестиции в бизнес и потребительские расходы. Как оказалось, во втором квартале производство стало развиваться самыми быстрыми темпами за последние 20 лет, если верить последним данным индекса PMI, предоставленным Markit.

Но действительно ли страна обязана всем этим г-ну Карни? Мало кто за пределами Банка Англии так думает. Денежно-кредитная политика обычно запаздывает в исполнении примерно на год, что означает, что важнейшие решения были приняты до его прихода. Кроме того, первые стадии восстановления экономики были вызваны подъемом активности жилищного строительства и потребительскими расходами, а не бизнес-инвестициями.

Многие сказали бы, что процесс восстановления был на самом деле запущен резким падением стоимости привлечения средств банками по сравнению с летом 2012 года, что привело к ослаблению кредитных условий внутри страны. Благодарить за это следует в равной степени Марио Драги – за его обещание, что Европейский центральный банк сделает «все, что потребуется», чтобы сохранить евро, и Банк Англии – за его решение в июне 2012 года о расширении списка своих ликвидных объектов.

И действительно, самый важный вклад г-на Карни – это, возможно, ясность, которую он внес в банковское регулирование Великобритании. Если экономика Великобритании не спешила изначально реагировать на падение стоимости привлечения средств банками с середины 2012 года, то это происходило потому, что г-н Кинг (который уже давно сопротивлялся призывам ослабить нормы ликвидности Банка Англии) начал оперативно давить на банки по поводу их капитала и кредитного плеча. Кульминацией этого стала внезапная засада для Barclays в июне 2013 года, которая вынудила банк выпустить права на приобретение дополнительных акций. Положив конец «банковскому джихаду» Банка Англии, г-н Карни дал банкам уверенность в том, что они снова могут начать кредитование.

Но даже по собственной оценке г-на Карни, частые перемены в его прямом руководстве могут вызвать проблемы в будущем. Его авторитет явно пострадал от признания, что ставки могут начать расти в этом году – и это после того, как лишь в августе он обещал, что до конца 2016 года роста не предвидится. Посреди всей этой путаницы, г-н Карни теперь пытается убедить рынки, что когда ставки и в самом деле начнут расти, это будет происходить постепенно и они стабилизируются на более низком уровне, чем до кризиса. Только вот почему рынки должны ему верить?

Недавние заявления г-н Карни вызвали три типа сомнений по поводу будущего денежно-кредитной политики. Во-первых, есть сомнения в качестве прогнозов Банка Англии, которые оказываются ничуть не устойчивей, чем до и во время финансового кризиса. Во-вторых, есть сомнения относительно того, насколько г-н Карни контролирует ситуацию и насколько другие члены Комитета по денежно-кредитной политике разделяют его миролюбивые взгляды. В-третьих, существуют опасения, что г-н Карни слишком полагается на свою способность детально контролировать экономику, развертывая так называемую макро-пруденциальную политику в целях предотвращения отраслевых рисков (например, на прошлой неделе было решено ввести новые ограничения по ипотечному кредитованию, чтобы охладить рынок жилья), чтобы оттянуть повышение ставок.

В любом случае, беспокойство вызывает то, что Банк Англии будет слишком медленно реагировать на появляющиеся признаки инфляции, вынуждая рынок закладывать резкие повышения ставок в свою ценовую политику. Это привело бы именно к тому самому резкому скачку кривой доходности, который предполагалось предотвратить, подавляя восстановление экономики увеличением расходов по займам.

И правда – г-н Карни кажется готовым к этим рискам. Недавние переменчивые решения, возможно, должны были напомнить рынку, что руководство Комитета по денежно-кредитной политике зависит от информации. Принимая этот удар на себя, г-н Карни мог фактически укрепить доверие к целевому показателю инфляции – так считает Роб Вуд, британский экономист из банка Berenberg. Но лучший способ снизить риск того, что его ультра-миролюбивая репутация начнет нервировать рынок – это как можно скорее обойти это первое повышение ставок, прежде чем оно произойдет благодаря информации или его коллегам.

Даже в центральном банке дела говорят лучше слов.

Источник: © Белый Воротничок


Темы:   Великобритания   Банк Англии   Марк Карни  

Комментарии 0

Написать комментарий

 
Отправить

Вход

Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: