|08:35|

В Лондоне бывшей жене финансиста присуждена рекордная сумма при разделе имущества

В Лондоне бывшей жене финансиста присуждена рекордная сумма при разделе имущества. Джейми Купер-Хон развелась с управляющим хедж-фондом The Children’s Investment Fund, одним из самых доходных в Европе; выплата ей превышает предыдущий рекорд Великобритании, принадлежавший чете Березовских

v-londone-byvshey-zhene-finansista-prisuzhdena-rekordnaya-summa-pri-razdele-imushchestva.jpg

Высокий суд Лондона присудил Джейми Купер-Хон, которая развелась с управляющим хедж-фондом Кристофером Хоном, выплату в общей сложности $530 млн при разделе имущества. Это крупнейшая выплата, когда-либо назначавшаяся при разводе в Великобритании, сообщает The Wall Street Journal.

Судья присудил 49-летней Купер-Хон $493 млн денежными средствами, а также собственность в Коннектикуте и увеличение ее доли в пенсионных отчислениях. Совместное имущество бывших супругов оценивается в $1,3 млрд. Мотивировочная часть решения будет оглашена в декабре.

Бывшая супруга претендовала на половину имущества, тогда как Кристофер Хон настаивал, что ей причитается четверть на том основании, что его талант инвестора представлял собой особый вклад в их совместное имущество. На судебном заседании Хон сравнивал себя с некоторыми самыми известными инвесторами мира, включая Джорджа Сороса. «На долгосрочном горизонте я невероятный делатель денег», — заявил он.

Хон управляет The Children’s Investment Fund Management (TCI). Этот хедж-фонд — один из самых доходных в Европе. В прошлом году его доход составил 47%, в 2012 г. — 29%. Средства под управлением фонда — $12 млрд, Хон известен как инвестор-активист, в последние годы требовавший изменений в таких компаниях, как Japan Tobacco, Lloyds Banking Group и EADS (сейчас — Airbus Group).

Широкую известность Хон приобрел после того, как в 2005 г. TCI и нью-йоркский хедж-фонд Atticus Capital, которые в сумме владели 19% акций биржевого оператора Deutsche Boerse, заблокировали сделку по покупке им Лондонской фондовой биржи и заставили выплатить выделенные на сделку деньги акционерам. Руководство биржи ушло в отставку. Результат был впечатляющим. Если в 2004 г. акции Deutsche Boerse подорожали на 0,3%, а индекс DAX вырос на 5,9%, то с начала марта 2005 г., когда было объявлено об отказе от сделки, по конец года акции Deutsche Boerse выросли на 52,5%, а индекс — на 23,4%; за период по конец 2006 г. рост составил 145,7 и 50,5% соответственно.

Вот как описывает Хона и его супругу в книге «Нулевые, или десять лет безумия Уолл-стрит глазами очевидца» Рэндалл Лейн, издававший в 2000-е гг. популярный среди финансистов журнал Trader Monthly.

«Каждый год, составляя рейтинг [лучших трейдеров] Trader Monthly 100, мы стояли перед дилеммой, куда поместить Кристофера Хона, управляющего лондонским хедж-фондом The Children’s Investment Fund. Миссия фонда была столь же необычна, как и его название — Детский инвестиционный фонд. Хон, сын водителя такси, получивший степень мастера делового администрирования в Гарварде, делал деньги. Его жена Джейми Купер-Хон, познакомившаяся с ним в Гарварде, где изучала государственную политику в Школе Кеннеди, эти деньги тратила. Но не на обычные для трейдеров вещи (Хон носил часы за $20, снимал квартиру в Лондоне и в офис ездил на метро), а на борьбу со СПИДом, детской бедностью и развитие в странах третьего мира. С момента основания в 2003 г. до конца десятилетия эта необычная пара — рыночный гигант и благодетельница — передала на благотворительность более $1 млрд бонусов своего хедж-фонда.

Но самое интересное в Хоне заключалось не в этом. Помогая голодным детям, он одновременно приобрел славу одного из самых легендарных ублюдков в финансовой индустрии, а это кое о чем говорит.

«Его нельзя назвать приятным человеком, — рассказывал топ-менеджер Уолл-стрит, знакомый с его деятельностью. — Его не волнуют деньги. Его волнует только выигрыш».

Кон до слез доводил сотрудников, а компании, в которые инвестировал, подвергал публичным пыткам: он был из нового поколения инвесторов-активистов, которые покупают долю в компании, а затем всеми способами заставляют руководство предпринять действия для повышения ее капитализации. Для одного из великих невоспетых филантропов последних 50 лет альтруизм был лишь предлогом для реализации своих природных склонностей: ему нравилось вытряхивать душу из другого человека. Благотворительность — весьма кровавый спорт».

Супруги Хон вместе прожили 17 лет, у них четверо детей. До свадьбы ни у кого из них не было денег, заявили они на суде. Благотворительный фонд The Children’s Investment Fund Foundation, которым управляет Купер-Хон, — один из крупнейших в мире частных фондов, занимающихся борьбой с детской бедностью, его активы — $4,3 млрд, отмечает Financial TImes. Бывшие супруги продолжают вести довольно скромный образ жизни: судья во время слушаний назвал его «стилем Swatch», а не «стилем частного самолета».

Лондон стал популярным местом для бракоразводных процессов богатых людей благодаря тому, что суд зачастую присуждает значительные суммы бывшим женам. В 2012 г. мэр Лондона Борис Джонсон призвал обиженных жен миллиардеров всего мира прибегать к услугам лондонских судов, если они хотят «ободрать мужа как липку»: лондонские специалисты будут благодарны за возможность заработать. «Столица трещит по швам от огромной доли богатейших людей мира, которые здесь обосновались. И когда они разводятся, речь идет о больших суммах», — сказал WSJ Аеша Вардаг, президент юридической фирмы Vardags.

В России один из самых громких бракоразводных процессов — между основным владельцем «Норильского никеля» Владимиром Потаниным и его бывшей женой Натальей. В сентябре президиум Мосгорсуда признал их брак завершенным в феврале 2014 г., а не в 2007 г., как решила нижестоящая инстанция. Президиум отметил, что это позволит бывшей супруге олигарха (№ 8 в российском списке Forbes с состоянием $12,6 млрд) претендовать на половину того имущества, которое у Потанина есть сейчас, а не было в 2007 г.

Иск о разделе имущества ранее подал сам Потанин, он предлагал бывшей супруге его половину, но в списке активов не оказалось его крупнейших владений, таких как 30,27% акций «Норникеля» и курорт «Роза Хутор».

До сих пор крупнейшей при разводе в Великобритании считалась выплата супруге Бориса Березовского Галине, напоминают WSJ и FT (соглашение было заключено в суде в 2011 г.): по информации СМИ, она должна была получить до 200 млн фунтов ($314 млн).

Но в мире есть прецеденты и более крупных выплат. Ранее в ноябре суд в Оклахоме постановил, что генеральный директор Continental Resources Гарольд Хэмм, сделавший состояние на сланцевом буме в США, должен выплатить бывшей жене около $973 млн.

Еще больше причитается бывшей жене бывшего владельца «Уралкалия» Дмитрия Рыболовлева Елене, которая с 2008 г. преследует его в судах разных стран. В мае 2014 г. суд в Швейцарии обязал Рыболовлева выплатить бывшей супруге 4 млрд франков ($4,2 млрд), т. е. почти половину состояния (Bloomberg оценивал его в $10,2 млрд). Также Елена Рыболовлева по решению суда получила недвижимость в женевском районе Колоньи.

Источник: © Белый Воротничок


Темы:   благотворительность   хедж-фонд   миллиардеры  

Смотрите также

Комментарии 0

Написать комментарий

 
Отправить

Вход

Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: