Геополитический реализм

Международные отношения пока еще не поняты должным образом. Они лишены научной основы, на которую может опереться, например, экономика, хотя существует доктрина, именуемая геополитическим реализмом, и эта доктрина претендует на научный статус. Подобно теории совершенной конкуренции, геополитика уходит своими корнями в XIX век, когда ожидали, что наука предложит детерминистические объяснения и предсказания. Согласно этой доктрине геополитики, поведение государств во многом определяется их географическим, политическим и экономическим положением. Генри Киссинджер, современный апостол геополитики, утверждает даже, что корни геополитического реализма следует искать уже во взглядах кардинала Ришелье, который провозгласил, что у государств нет принципов, а есть только интересы [40]. Эта доктрина отчасти схожа с доктриной laissez-faire в том отношении, что обе трактуют эгоистический интерес как единственную реальность, на основе которой можно объяснить или предсказать поведение субъекта. Для laissez-faire таким субъектом является индивидуальный участник рынка; для геополитики — это государство. Обе доктрины близко роднит вульгарный вариант дарвинизма, согласно которому выживание самого сильного — это закон природы. Общий знаменатель трех доктрин сводится к принципу эгоизма: применительно к геополитике он означает национальные интересы, которые не обязательно совпадают с интересами народа данной страны. Идея о том, что государство должно представлять интересы своих граждан, находится вне рамок этой доктрины. Геополитический реализм можно рассматривать как перенесение доктрины laissez-faire на международные отношения с той разницей, что участниками этих отношений выступают государства, а не индивиды или хозяйственные единицы.

Такой подход способен принести довольно неожиданные результаты. Геополитический реализм не сумел, например, справиться с широким сопротивлением войне во Вьетнаме. В более позднее время он не остановил распада государств — Советского Союза и Югославии. Государство — это государство. Нас приучили думать, что это — пешки на шахматной доске. То, что происходит внутри этих пешек, геополитику не интересует.

Любопытно отметить, что экономической теории присущ аналогичный недостаток. Геополитика основана на государстве, экономическая теория — на отдельном индивиде — homo economicus. Ни одно из этих оснований не способно выдержать вес построенной на нем теории. Предполагается, что экономические существа обладают как совершенным знанием своих потребностей, так и открывшихся перед ними возможностей и на основе этой информации способны сделать рациональный вывод. Мы убедились, что такие допущения являются нереалистическими; мы также видели, как экономическая теория уходит от трудностей, считая предпочтения и возможности чем-то данным. Тем не менее нам пытаются внушить, что в качестве изолированных индивидов люди руководствуются эгоистическими интересам. На деле же люди — социальные существа, поэтому выживание сильных неизбежно предполагает сотрудничество наряду с конкуренцией. Рыночному фундаментализму, геополитическому реализму и вульгарному социальному дарвинизму присущ общий недостаток: забвение альтруизма и сотрудничества.


[40] Henry Kissinger. Diplomacy. New York, Simon and Schuster. 1995.
Предыдущая глава:
10. МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНТЕКСТ

Вход

Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: