Глава 1.Введение

В нынешнем столетии централизованная система банковского бизнеса стала рассматриваться не только в качестве привычного явления, но даже как одно из обязательных условий достижения высших ступеней экономического развития. Вера в желательность центральных банков стала всеобщей. В последнее время выявилось стремление к усилению сфер контроля за счет учреждения международных банковских институтов, а также через международное сотрудничество между уже существующими центральными банками различных государств. Тем не менее, отсутствуют какие-либо систематические исследования причин предполагаемого превосходства централизованной банковской системы над ее альтернативами.

Практически вся дискуссия об относительных достоинствах, которыми обладают централизованная монопольная банковская система по сравнению с системой конкурирующих и равноправных на рынке банков, продолжалась на протяжении примерно 40-50 лет в прошлом столетии. В тех пор к этой теме не возвращались. Особенно верно это в отношении Франции. Действительно, в течение тех двадцати лет, когда французские мыслители были поглощены обсуждением данной проблемы, французская экономическая литература оказалась, пожалуй, более продуктивной, чем когда бы то ни было - как с количественной точки зрения, так и с точки зрения качества, в сравнении с аналогичным периодом времени в других странах.

В XX столетии большинство стран окончательно остановили свой выбор на централизованной системе, однако в XIX в., по крайней мере, вплоть до 1875 г., форма банковского устройства все еще являлась предметом споров, особенно в странах континентальной Европы и Соединенных Штатах (банковская система, появившаяся в Англии в результате принятия Банковского Закона 1844 г. (Bank Act of 1844), с тех пор не подвергалась серьезным сомнениям). Интересно, что к тому времени, когда экономическая теория и политика laisser-faire оказались в зените своей популярности в применении ко всем прочим отраслям экономики, банковский бизнес уже рассматривался отдельно. Даже наиболее последовательные сторонники свободной торговли, за исключением, пожалуй, лишь одного Курсель-Сенейя (Courcelle-Seneuile) во Франции, не стремились распространить свои воззрения на сферу банковского дела. Необходимость специального регулирования в сфере банковского бизнеса признавалась повсеместно, но вопрос о конкретной форме, которую это регулирование должно было принять, оставался открытым на протяжении нескольких десятилетий.

Современная экономическая литература обошла своим вниманием вопрос о целесообразности той конкретной формы банковской системы, которая возникла исторически. Это упущение особенно очевидно в свете прогресса, сделанного экономической наукой с момента, когда эта проблема активно дебатировалась. [Единственный вызов подобного рода был брошен Мизесом (Mises) в его "Geldwertstabilisierung und Konjunkturpolitik", выпущенной в 1928 г.] Более того, та дискуссия, которая представляет собой камень преткновения в среде отцов-основателей, знакома на удивление мало теперешнему поколению, особенно англичанам. Точно так же мы видим, что структуры, ответственные за создание центральных банков в странах, ранее обходившихся без таковых, не имели сколько-нибудь четкого представления о потенциальных выгодах такого шага.

Целью настоящего эссе является исследование мотивов, которые привели к учреждению центральных банков, а также вскрытие теоретических основ этих мотивов. Исследование причин, приведших со временем к принятию решения в пользу централизованной, а не свободной, банковской системы, обнаруживает, что во многих странах сочетание политических мотивов с историческими случайностями сыграло в этом выборе роль гораздо более значительную, нежели какой-либо глубоко продуманный экономический принцип.

Точное значение, вкладываемое в термины "свободная банковская система" и "централизованная банковская система", станет понятным по ходу прочтения работы; пока же сформулируем проблему в форме следующих вопросов: какая форма выпуска банкнот является предпочтительной - та, при которой процесс находится в руках одного-единственного банка либо определенным образом ограниченного числа уполномоченных банков, из которых один банк пользуется исключительным положением по сравнению с другими, обладая возможностью их контролировать, или же лучше, чтобы право выпуска банкнот принадлежало любому количеству банков, которые находят такой бизнес прибыльным? Далее, если выбор сделан в пользу последнего варианта и плюрализм, таким образом, допущен, есть ли необходимость в специальных ограничениях, таких как предварительный залог имущества или депонирование облигаций, с тем, чтобы оградить держателей банкнот от возможных последствий банковского краха? С другой стороны, если выбор сделан в пользу единственного банка, остается ли в таком случае место для свободного учреждения депозитных банков, не обладающих эмиссионными правами? Вопрос может быть сформулирован в еще более общих терминах: предполагают ли интересы создания надежной банковской системы и стабильности национальной валюты необходимость введения специальных ограничений (отличных от уже существующих для всех фирм в рамках закона о компаниях) во-первых, на деятельность банков, занимающихся эмиссионной деятельностью, и во-вторых, даже если ответ на первый вопрос положительный, на деятельность депозитных банков, эмиссией не занимающихся?

Такова последовательность, в которой исследователи, работавшие в прошлом веке, пытались ответить на эти вопросы. Приоритет был отдан первой проблеме выпуска банкнот, и именно ей мы уделим основное внимание. Вначале мы обрисуем критические для нашей главной темы события в истории банковского и кредитного бизнеса наиболее развитых стран, а затем проанализируем аргументы обеих сторон в их теоретическом диспуте.

Говоря о банковском деле в Англии, следует сказать, что его общие принципы были достаточно четко обрисованы относительно рано, и общая система, однажды установленная, никогда не подвергалась серьезному риску быть измененной. Шотландия представляет собой особый интерес в связи с тем, что практически все представители свободной банковской школы приводили его в качестве примера исключительно успешного функционирования той системы, сторонниками которой они являлись. В той же самой мере пример Соединенных Штатов Америки послужил для сторонников централизованной банковской системы совершенно безусловным доказательством непрактичности свободной системы. Франция, в сравнении с Англией, сильно запоздала с окончательным и бесповоротным переходом к централизованной банковской системе. Германия, перед тем как в 1875 г. решиться на принятие схожей модели, предварительно прошла через ряд событий как в направлении, ведущем к ней, так и в прямо противоположном. Однако рассмотрение Германии в целом, так и не ставшей единым государством вплоть до 1871 г., лишь внесло бы ненужные искажения в нашу дискуссию; более приемлемым является рассмотрение опыта отдельных германских государств. Теоретический спор был фактически завершен к 1875 г., когда вопрос о стандарте стал играть гораздо более важную роль. Тем не менее, ряд важных проблем обсуждался и несколько лет спустя, в ходе дебатов, предварявших учреждение Федеральной Резервной Системы в Соединенных Штатах.

В нашем исследовании хронологического развития банковских систем в Англии, Шотландии, Франции, Соединенных Штатах и Германии мы сделаем главный упор на те факты, которые, во-первых, отражают выбор, сделанный на различных стадиях в пользу монополии либо конкуренции, и, во-вторых, относятся к прочим аспектам государственного управления и вмешательства в банковскую сферу вообще.

Главный интерес всякого теоретического осмысления места, которое принадлежит банковской системе в национальной экономике, состоит в той роли, которую, как предполагается, данная система способна сыграть в возникновении экономических подъемов и спадов. У нас будет возможность рассмотреть ряд теорий, объясняющих причины торгового цикла, которые были развиты участниками дискуссии о свободном и централизованном устройстве банковской системы. Обеими сторонами спора было показано, что финансовые и промышленные кризисы не были результатом принятия той или иной конкретной банковской системы, защитниками которой они являлись. Однако теория, на сегодняшний день наиболее преуспевшая в объяснении бумов и депрессий, обнаружившая перманентную дисбалансирующую энергию в денежных колебаниях, выражающихся в отклонении рыночной нормы процента от ее "натурального" уровня, а также уровня реальных инвестиций от величины добровольных сбережений, еще не была развита к тому времени. Подобного рода отклонения определенным образом связаны с политикой банков, поэтому появляется естественный вопрос: как могут действия банков стать систематическим источником дисбалансирующей энергии? Логично предположить, что, если бы банки совершали ошибки, в результате которых они рано или поздно испытывали бы трудности, в их будущее поведение вносились бы коррективы на базе переосмысленных оценок вариантов доступных банкам возможностей. Мы вправе ожидать такой последовательности событий при условии, что банки несут полную ответственность за свою деятельность. Один из уместных вопросов - не слишком ли часто это условие подрывается различными особенностями конкретной формы банковской организации, получившей предпочтение в современном мире? Даже признавая тот факт, что неверная реакция банков может быть вызвана не столько конкретной формой банковской системы, сколько присущими любой системе нерешенными техническими проблемами при поддержании равновесия между сбережениями и инвестициями или стабилизации реального количества денег в обращении, вполне вероятно и то, что неправильные тенденции усиливаются посредством самой избранной системы, особенно той ее части, которая доверяет определение уровня кредита одной-единственной властной структуре. Между этой структурой с одной стороны и правительством с другой возникают взаимные патерналистские тенденции. Весьма вероятно, что поддержка банковских систем правительством является дестабилизирующим фактором.

Вход

Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: