Глава 6. В гостях у Прентисов

Злоключения Люси настолько поглотили все их внимание, что они позабыли о других делах. Наконец, Монтегю упомянул об акциях и Люси выразила свое возмущение тем, что ей предложили низкую цену.

- Я выиграю всего десять центов за доллар! Вряд ли вы посоветуете мне уступить акции по такой цене!

- Конечно, нет, - ответил Аллан. - Я бы отверг это предложение. Но, пожалуй, следовало назначить свою цену.

Они снова обсудили этот вопрос и сошлись на ста восьмидесяти тысячах долларов.

- По-моему, лучше всего дать им понять, что эта цифра окончательная, - сказал Монтегю. - Наверное, они захотят поторговаться, но я на это не большой мастер. Я предпочитаю, назвав цену, придерживаться ее.

- Прекрасно! - сказала Люси. - Делайте так, как считаете нужным.

Оба замолчали. Посмотрев на взволнованное лицо Люси, Монтегю поднялся.

- Лучше, если вы не будете придавать такого значения сегодняшнему неприятному происшествию, - сказал он - Начнем все сначала и больше не будем совершать ошибок. Сегодня я еду к друзьям, которые давно уже просили меня привести вас к ним. Поедем вместе.

- Кто они такие? - спросила Люси.

- Генерал Прентис и его жена. Вы слышали о них?

- Мистер Райдер упоминал о банкире Прентисе. Это он?

- Да, - сказал Монтегю, - президент Федерального банка. Он был давним другом моего отца, и Прентисы - первые, с кем я познакомился в Нью-Йорке. С тех пор мы подружились. Я пообещал им привезти вас как-нибудь на обед и позвоню им, если вы согласны. Не думаю, что вам следует оставаться в одиночестве и думать о Дане Уотермане.

- Я не прочь сейчас побыть одна, - сказала Люси. - Но если вам хочется, я поеду.

Они отправились к Прентисам. Тут были генерал собственной персоной, его жена и две дочери - одна из них училась в колледже, а вторая оказалась одаренной скрипачкой. Генералу Прентису уже перевалило за семьдесят, и его борода была бела, как снег, но он сохранил осанку и представительность военного. С миссис Прентис Монтегю впервые встретился в опере, получив приглашение в их ложу. Генеральша, сверкающая бриллиантами, произвела на него неприятное впечатление: она все время рассказывала разные сплетни, в то время как ему хотелось слушать музыку. Но, как потом сформулировала Люси, она была "матерью всем, кто оказывался у нее под каблуком". Она любила приглашать Монтегю к себе, знакомить его с людьми, которые, по ее мнению, могли быть ему полезны.

В тот вечер в гостях у Прентисов был также молодой Гарри Куртис, племянник генерала. Монтегю еще не был с ним знаком, но знал, что он младший партнер юридической конторы Уильяма Е. Давенанта - адвоката, выступавшего против него по тяжбе со Страховой компанией. Гарри Куртис оказался красивым парнем с открытым лицом и обворожительными манерами. Неделю назад он встречался с Алисой Монтегю по поводу какого-то дела и просил передать, что придет ее навестить.

После обеда они сидели, курили и беседовали о положении на рынке. В это время на Уолл-стрите царило большое волнение. Все цены на акции катастрофически падали, и, казалось, дела шли все хуже и хуже.

- Говорят, Уайман попался, - сказал Куртис. - Я вчера беседовал с одним из его маклеров.

- Уаймана не так легко поймать, - возразил генерал. - Маклерам зачастую меньше всего известно подлинное положение его дел. Есть основание полагать, что кто-то из крупных вкладчиков вышел из дела, так как, знаете ли, акционеры сейчас очень обеспокоены. Но при той обстановке, которая создалась на Уолл-стрите, это лишь предположение. Крупные заправилы так все прибрали к своим рукам, что стали практически всемогущими.

- Вы хотите сказать, что начавшийся деловой спад, возможно, результат чьих-то махинаций? - удивился Монтегю.

- А почему бы и нет? - в свою очередь, спросил генерал.

- Похоже, тут замешана целая группа лиц. Один человек не в состоянии произвести такой переворот.

- Нет, конечно, - ответил генерал. - Заметьте, я не утверждаю этого, я бы не взял на себя смелость утверждать это даже, если знал бы точно; но кое-что я видел, а кое-что подозреваю. И вы должны согласиться, что какие-то шесть человек в настоящее время заправляют в банках Нью-Йорка девяноста процентами всех дел.

- Но, пожалуй, раньше, чем дела улучшатся, станет еще хуже, - заметил Куртис.

- Надо что-то предпринимать, - продолжал генерал. - В данный момент положение с банками в нашей стране просто невыносимо. Биржевой делец практически вытеснил банкира. Ему приходится либо плясать под его дудку, либо вытеснят его самого. Чтобы основать сейчас банк, надо иметь средства и воздвигнуть здание с мраморными колоннами и бронзовыми воротами. Могу вам назвать имя джентльмена, владеющего сейчас восемью банками, а три года назад, когда он начинал, не думаю, чтобы у него был и миллион долларов.

- Но как он это сумел? - спросил Монтегю.

- Очень просто, - ответил генерал. - Вы покупаете участок с самой большой закладной, вкладываете в строительство здания миллион долларов и закладываете его. Затем создаете новый банк и выпускаете многообещающие проспекты, сулите большие проценты на капитал, и вкладчики потекли к вам. Тогда вы закладываете ваш капитал в банке под номером один, а директора вашего банка ссужают вас деньгами, и вы приобретаете второй банк. Они называют это "возводить пирамиду". Наверняка вы слышали такое выражение. Игра в банки - очень увлекательна, так как, чем больше вы их приобретете, тем больше вас расписывают газеты и тем больше доверия вам окажут вкладчики.

И генерал рассказал несколько известных ему подобных случаев. Например, некий Стюарт, молодой человек с Запада, пытался купить Федеральный банк. Дело было давнее, поэтому генерал знал Стюарта и его методы. Поначалу он надавил на один трест в Монтане и вынудил его к прекращению всех операций. Трест подкупил законодательную палату и все городское управление, но Стюарт воздействовал на широкую публику. Предприняв сенсационные разоблачения, он привлек ее на свою сторону, и в конце концов тресту пришлось от него откупиться. А теперь он явился в Нью-Йорк сыграть в эту новую, азартную игру в банки, которая дает прибыль скорее, нежели постройка домов. Или, некий Холт, пустой и пошлый человек, с его именем связывали все низкое и подлое в городе. Он тоже вложил свои миллионы в банки. Или же Каммингс, король холодильников, многие годы финансировавший городское управление и захвативший в свои руки все судоверфи, прижав к стене своих конкурентов. Он сумел сосредоточить в руках каботажное судоходство страны и стал скупать одно пароходство за другим по "пирамидальной" системе. А теперь он решил, что должен нажить еще больше денег и выкупить дела у своих конкурентов. Он уже приобрел и основал с дюжину трестов и банков.

- Каждый должен понимать, что так не может продолжаться до бесконечности, - сказал генерал. - Я знаю, крупные дельцы это понимают. Вчера я присутствовал на собрании директоров и слышал, как Уотерман сказал, что этому надо положить конец. Всякий, кто знает Уотермана, не станет ждать второго предупреждения.

- А что он может сделать? - спросил Монтегю.

- Уотерман! - воскликнул молодой Куртис.

- Уж он-то найдет способ, - просто сказал генерал. - Лично я вижу единственный выход из положения - власть такого консервативного человека, как он.

- Значит, вы ему доверяете? - спросил Монтегю.

- Да, - ответил генерал. - Я ему доверяю. Ведь надо же кому-нибудь доверять.

- Я слышал любопытную историю, - вставил свое слово Гарри Куртис. - Мой дядя вчера обедал в доме старика и спросил его, что он думает о положении на рынке. "Впервые в жизни я ни в чем не уверен", - последовал ответ.

Генерал удивленно воскликнул:

- Он так и сказал? Ну, теперь жди перемен!

- Тогда можно понять, почему положение на рынке оставляет желать лучшего, - добавил, смеясь, Куртис.

В этот момент в дверях появилась миссис Прентис.

- Неужели же вы, мужчины, собираетесь весь вечер говорить о делах? - спросила она. - Если так, то переходите в гостиную и говорите о них с дамами.

Мужчины поднялись и последовали за хозяйкой дома. Монтегю сел на диван рядом с миссис Прентис и молодым Куртисом.

- Что это вы говорили о Дане Уотермане? - спросила Куртиса миссис Прентис.

- О, это длинная история, - ответил тот, - ведь всех вас мало интересует Уотерман.

Монтегю искоса наблюдал за Люси и не смог скрыть улыбки.

- Что это за удивительный человек! - сказала миссис Прентис. - Я восхищаюсь им больше, чем кем-либо из многих знакомых на Уолл-стрите.

Тут она повернулась к Монтегю:

- Вы с ним знакомы?

- Да, - ответил он и прибавил с озорной усмешкой, - я видел его сегодня.

- А я - на прошлой неделе, в воскресенье вечером, - продолжала простодушная миссис Прентис. - В церкви Святой Богородицы, когда он обносил всех тарелкой, собирая пожертвования. Разве не восхитительно, что такой занятой человек, как мистер Уотерман, все же находит время для церковных дел?

Тут Монтегю снова взглянул на Люси и увидел, что она кусает губы.

Следующая глава:
Глава 7. Продажа акций
Предыдущая глава:
Глава 5. Лапы медведя

Вход

Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: