Глава 8. Мир в розовых тонах

Мир рисовался Каупервуду в розовых тонах. Он был влюблен, и у него были деньги, чтобы начать собственное дело. Под свои акции городских железных дорог, непрерывно поднимавшиеся в цене, он мог получить семьдесят процентов их курсовой стоимости. В случае надобности мог еще заложить свои земельные участки и таким образом раздобыть солидную сумму. У него существовала налаженная связь с Джирардским банком,— Фрэнк нравился директору, мистеру Дэвисону, и рассчитывал, что тот со временем предоставит ему кредит. Оставалось только поместить капитал так, чтобы он поддавался быстрой и безубыточной реализации. По мнению Фрэнка, отличную прибыль сулили всё разветвлявшиеся линии конки.

К этому времени Фрэнк приобрел лошадь и шарабан, самые элегантные, какие только можно было сыскать,— затея эта обошлась ему в пятьсот долларов,— и пригласил м-с Сэмпл покататься с ним. Та сперва отказалась, но потом уступила. Он поведал ей о своих удачах, планах, о пятнадцати тысячах долларов, как с неба свалившихся на него, и, наконец, о своем намерении заняться учетно-вексельным делом. М-с Сэмпл знала, ч то его отца в будущем ждал пост вице-директора Третьего национального банка, к тому же Каупервуды вообще нравились ей. Она ужа начала понимать, что отношение Фрэнка к ней нельзя назвать просто дружбой. Недавний мальчик стал мужчиной, и ее влекло к нему. Это казалось ей почти смешным. Она старше его, вдова, живет тихой, уединенной жизнью. Но упрямая, спокойная решительность этого юноши красноречивей слов свидетельствовала, что его не остановят никакие условности.

Каупервуд не обманывал себя и не идеализировал своего отношения к ней. Красивая Лилиан духовно и физически неодолимо влекла его -— больше он ничего знать не знал. Ни одной другой женщине не удавалось так приковать его к себе. При этом ему и в голову не приходило, что теперь он не может или не должен интересоваться другими женщинами. Болтовня о святости домашнего очага всегда отскакивала от него, как горох от стены. На деньги м-с Сэмпл он не зарился, но, зная. что у нее есть собственный капитал, был уверен, что сумеет с пользой для нее же пустить его в оборот. Он жаждал обладать ею и уже с любопытством думал о детях, которые у них будут. Как хотелось ему знать, сумеет ли он заставить ее беззаветно полюбить его, удастся ли ему изгнать из ее памяти воспоминания о прежней жизни. Странное честолюбие! Можно было бы сказать — странная извращенность.

Невзирая на все свои страхи и сомнения, Лилиан Сэмпл принимала ухаживания и заботы Фрэнка, ибо тоже невольно тянулась к нему. Однажды ночью, собираясь спать, она подошла к туалетному столику и внимательно оглядела а зеркало свое лицо, свои обнаженные плечи и руки. Как она хороша! Необъяснимое волнение охватило ее, когда она разглядывала свои длинные пепельные волосы. Она подумала о молодом Каупервуде, но перед ее глазами тотчас возник образ покойного м-ра Сэмпла,— она похолодела и тут же вспыхнула от стыда, представив себе, какую бурю общественного негодования это может вызвать.

— Почему вы так часто приходите ко мне?— спросила она, когда на следующий вечер Фрэнк зашел к ней.

— Разве вы сами не знаете?— проговорил он, все, казалось, объясняя ей своим взглядом.

— Нет!

— Совсем не знаете?

— Как вам сказать... Я знаю, что вы были расположены к мистеру Сэмплу и ко мне, как к его жене. Но мистера Сэмпла больше нет.

— Зато вы есть,— отвечал он.

— Я?

— Да, И вы мне нравитесь. Мне хорошо с вами. А вы разве не чувствуете того же?

— Право, я никогда об этом не думала. Вы настолько моложе меня. Ведь между нами разница в пять лет.

— В годах,— произнес Фрэнк,— а это не имеет значения. Во всем остальном я старше. вас лет на пятнадцать. Я знаю жизнь лучше, чем вы когда-либо будете ее знать. Да вы и сами в этом не сомневаетесь,— добавил он мягким, убеждающим тоном.

- Да, это верно. Но зато и я знаю многое, чего не знаете вы.

Она тихо засмеялась, обнажив свои прекрасные зубы.

Уже стемнело. Они сидели на веранде. Река внизу тихо катила свои воды.

— Возможно,— сказал Фрэнк,— потому что вы женщина. Мужчина никогда не может стать на точку зрения женщины. А я говорил о практической стороне жизни,— в этом смысле я старше вас.

— Ну и что же?

— Ничего, Вы спросили, зачем я прихожу к вам, вот я и объяснил. Не совсем, конечно.

Он умолк к стал глядеть на реку.

М-с Сэмпл подняла глаза на своего гостя. Его красивая фигура, с годами становившаяся все более плотной, была теперь фигурой зрелого мужчины. Непроницаемый взгляд больших, ясных глаз придавал его лицу какое-то ребяческое выражение. О том, что таилось в их глубине, она не догадывалась. Щеки у него были румяные, руки небольшие, но. мускулистые и сильные. Ее малокровное хрупкое тело даже на расстоянии впитывало в себя исходившую от него энергию.

— Мне кажется, вам не следует так часто бывать у меня. Люди могут заподозрить нехорошее.

Она решила взять с ним любезно-сдержанный тон почтенной женщины, тон, которого она придерживалась в начале их знакомства.

— Люди?— повторил он.— Не тревожьтесь об этом. Люди думают о нас то, что мы хотим, чтобы они думали. Мне неприятно, что вы так сухо говорите со мной.

— Почему?

— Потому что я люблю вас.

- Но вы не должны любить меня. Это нехорошо. Я ведь не могу выйти за вас замуж. Вы так молоды, а я стара.

— Полноте!— решительно произнес Фрэнк.— Что за вздор! Я хочу, чтобы вы были моей женой. И вы это знаете. Лучше скажите, когда мы поженимся?

— Ну что вы говорите?-— воскликнула она.— В жизни ничего подобного не слыхала. Этому не бывать, Фрэнк! Никогда.

— Почему? — спросил он.

— Потому, что... Потому, что я старше вас. Это всем показалось бы странным. И я так недавно овдовела.

— Ах, недавно или давно — какое это имеет значение,— раздраженно отозвался Фрэнк,— Единственное, что мне в вас не нравится, это ваше вечное. '"Что скажут люди". "Люди" не строят вам жизнь, А уж мою и подавно. Прежде вceгo думайте о себе. Вы сами должны устраивать свою жизнь. Неужели вы допустите чтобы между вами и вашим желанием, становилось то, что подумают другие.

— Но у меня нет этого желания,— с улыбкой перебила его Лилиан.

Фрэнк встал, приблизился к ней и заглянул ей в глаза.

- Ну и что? - взволнованно и слегка насмешливо спросила она.

Он продолжал смотреть на нее.

- Ну и что же?-— повторила она, все больше теряясь.

Он наклонился, чтобы обнять ее, но она встала.

- Нет, не приближайтесь ко мне?-— умоляюще заговорила Лилиан.— Я сейчас уйду в комнаты и больше не позволю вам приходить. Это ужасно! Вы с ума сошли! Оставьте меня в покое.

Она проявила такую решительность, что Фрэнк покорился. Но только на этот вечер. Он приходил опять и опять, И однажды, когда комары загнали их в комнаты и м-с Сэмпл снова начала настаивать, чтобы он прекратил свои посещения, уверяя, что его внимание к ней всем бросается в глаза и она будет опозорена, Фрэнк. невзирая на ее отчаянное сопротивление, решительно заключил ее в объятия.

— Что вы, что вы! Перестаньте!— восклицала она.— Я ведь вам говорила! Это же глупо наконец! Не смейте меня целовать! 0~о-о!

Она вырвалась и побежала по лестнице к себе, в свою спальню. Каупервуд быстро последовал за ней. Когда м-c Сэмпл хотела было захлопнуть дверь, он силою отворил ее, снова схватил молодую женщину в объятия и высоко поднял на воздух.

— Как вы смеете!— закричала она.— Да я вас больше знать не хочу! Если вы сию же минуту не спустите меня на пол. ноги вашей здесь больше не будет! Спустите меня!

— Я спущу вас, радость моя. Я сам снесу вас вниз.— отвечал он, притягивая ее к себе и покрывая ее лицо поцелуями.

Он был страшно возбужден и взволнован.

Несмотря на то, что Лилиан продолжала вырываться и протестовать, он снес ее вниз в гостиную и опустился в огромное кресло, по-прежнему крепко прижимая ее к себе.

— Ах!!—- вздохнула она. убеждаясь, что он не отпустит ее. и бессильно уронила на его плечо голову. Потом, прочитав на лице Фрэнка твердую решимость и вдруг ощутив всю его притягательную силу, она улыбнулась.— Если я выйду за вас замуж,— устало произнесла она,— как я объясню свой поступок? Что скажет ваш отец, ваша мать?

- Вам ничего не придется объяснять. Это сделаю я, И незачем волноваться. Мои родные ничего не скажут.-

— А моя семья?— содрогаясь, сказала она.

— Какое им дело? Я женюсь не на вашей семье, а на вас. Мы с вами оба материально независимы.

Она стали приводить новые возражения, но Фрэнк отвечал ей них новыми поцелуями. Его ласкам нельзя было не покориться. М-р Сэмпл никогда не бывал так пылок. Фрэнк пробудил в ней чувства, которых она раньше не ведала. Ей было и страшно и стыдно.

— Так, значит, через месяц мы поженимся?— радостно спросил он, когда она замолчала.

— Вы знаете, что нет!— взволнованно воскликнула Лилиан.— Что за настойчивость! Не будем об этом говорить.

— Не все ли равно — когда? Рано или поздно ты станешь моей женой.

Фрэнк уже думал о том, как очаровательна она будет в другой, новой обстановке. Ни она, ни его семья не умеют жить.

— Но никак не через месяц. Надо подождать. Я выйду за вас, когда вы убедитесь, что действительно этого хотите.

Фрэнк крепко прижал ее к себе.

— Я докажу тебе это,— прошептал он.

— Перестаньте. Вы делаете мне больно.

— Ну, так когда же? Через два месяца?

— Нет, нет.

— А через три?

— Может быть.

— Никаких может быть. Ты будешь моей женой.

— Но вы совсем еще мальчик.

— Об этом не беспокойся. Ты узнаешь, какой я мальчик.

Новый мир, казалось, открылся ей, и она поняла, что никогда еще не жила по-настоящему. В этом человеке была такая сила, такие горизонты открывались перед ним. о каких ее муж не смел и помышлять. При всей своей юности он был страшен, необорим.

— Хорошо, через три месяца,— прошептала она, в то время как он нежно баюкал ее.

Вход

Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: