Дэвид Райан. Инвестирование в акции, или В поисках сокровищ

Инвестирование в акции, или в поисках сокровищ

Дэвид Райан - не сторонник покупки дешевых акций. Но так было не всегда. Дэвид вспоминает, как однажды в возрасте тринадцати лет, пролистывая "Wall Street Journal", он наткнулся на сообщение об акции ценой всего в 1 доллар. Схватив газету, мальчик побежал к отцу: "Можно мне купить эту акцию? Доллар я возьму из своих денег". Отец объяснил ему, что всё не так просто: "Сначала нужно разузнать про компанию, а уж потом вкладывать деньги в ее акции".

Через несколько дней, снова листая "Wall Street Journal", Дэвид наткнулся на статью о компании "Ward Foods-": она выпускала кондитерские батончики "Bit-0-Honey" и "Chunky". Вот куда, похоже, можно выгодно вложить деньги, решил тогда Дэвид, потому что сам ел много сладкого. Отец открыл ему счет, и Дэвид купил десять акций этой компании. Он вспоминает, как агитировал всех своих приятелей покупать батончики, чтобы компания получила больше прибыли, а его акция пошла бы вверх. Таким было формальное начало карьеры Райана как инвестора рынка акций.

С годами интерес Дэвида к рынку акций усилился. В шестнадцать он уже был подписчиком еженедельного бюллетеня графиков рынка и слушателем семинара по вопросам инвестиций, который вел Уильям О'Нил и другие аналитики рынка. Учась в колледже, он прочитал о рынках акций всё, что сумел достать.

Кумиром Райана стал Уильям О'Нил. После окончания колледжа в 1982 году Райан решил, что надо попытаться устроиться в его компанию. Он рассказал рецепционисту о своем интересе к разработкам О'Нила и готовности на любую, пусть самую неблагодарную работу, лишь бы попасть к ним. И даже изъявил готовность работать бесплатно. Он был принят и через четыре года стал - благодаря своим инвестиционным успехам - самым молодым вице-президентом компании с полномочиями управляющего портфелем и непосредственного помощника О'Нила в части отбора акций для институциональных клиентов.

Сам же Райан больше гордится своей победой во Всеамериканском чемпионате инвесторов в номинации "рынки акций" 1985 года, организованном бывшим профессором Стэнфордского университета Нормом Заде. В тот год Райан получил баснословную прибыль - 161 процент. Словно демонстрируя, что его успех не был случайным, в 1986 году Райан снова принял участие в конкурсе и фактически повторил прошлогодний успех, заняв второе место, получив 160 процентов прибыли. В 1987 году он опять стал победителем, достигнув трехзначного процента дохода. В целом за эти три года его совокупная прибыль достигла замечательной отметки в 1379 процентов.

Большинство проинтервьюированных мной трейдеров питают настоящую любовь к торговле, однако ни у кого из них не было той безграничной страсти, какую выказал Райан. Весь процесс выбора акции напоминает ему захватывающую игру - он называет ее поиском сокровища, - за которую, как это ни невероятно, ему еще и платят.

Офисы трейдеров, у которых я брал интервью, были самыми разными - от простеньких до изысканных. Райан явно замыкал этот диапазон снизу. Вместо офиса, обычного или нет, я с удивлением обнаружил просто угол в шумной комнатенке, меньше которой не бывает. Но отсутствие внешнего шика Райана, похоже, не волновало. Подозреваю, что пока у него есть его графики и компьютерные распечатки, он, наверное, готов работать хоть в общественном туалете.

Ваша первая должность в "William О 'Neil & Co." была как-то связана с анализом рынка?

Нет. Но, оказавшись там, я просто начал постоянно учиться этому. Видимо, в свободное время?

Да. Я обычно брал материалы домой каждый вечер и на выходные. Что именно вы изучали?

Я просматривал наши графики. Изучал рекомендации, которые наша компания давала в прошлом. Я анализировал исторические модели сверхприбыльных акций, чтобы запечатлеть в своем сознании, какой должна быть акция, прежде чем она сильно вырастет. Я стремился достичь такого же видения и понимания рынка, как у О'Нила. Он был для меня образцом для подражания.

А сами вы тогда торговали?

Да. Я открыл счет в 20000 долл. вскоре после начала работы в компании [1982 г.].

И как шли ваши дела?

Сначала, вплоть до июня 1983 года, дела шли по восходящей почти до 52 000 долл. Затем я все это потерял, включая даже часть начального капитала. К середине 1984 года мой счет сократился до 16000 долл.

Вы знаете, в чем тогда ошиблись?

Да. Засев за бумаги, я изучил все ошибки, которые совершил с июня 1983 года до середины 1984 года. Вероятно, самая большая из них состояла в том, что при умеренном медвежьем рынке (индекс Доу упал с 1,296 до 1,078) я продолжал торговать так же агрессивно, как и при бычьем рынке с августа 1982 года до июля 1983 года. К тому же я сделал ошибку, купив чрезмерно растянутые акции. Под ними я понимаю такие, чьи котировки уже на 15-20 процентов поднялись над своими ценовыми основаниями. А нужно покупать только те акции, которые отошли от своих ценовых оснований лишь на несколько процентов, в противном случае риск слишком велик.

Научившись на всех этих своих ошибках, я стал действовать иначе. В конце 1984 года я продал часть недвижимости, которой владел, и вложил все деньги в акции.

Осознав, что разобрались в совершенных ошибках, вы приобрели уверенность в себе, несмотря на неудачи 1983-1984 гг. Не так ли?

Именно так. Я очень упорно учился, был решительно настроен на дисциплинированную торговлю и поэтому считал, что у меня все будет очень хорошо. По той же причине я принял участие в Чемпионате инвесторов США 1985 года. И выиграл в номинации "рынок акций" с годовым доходом в 161 процент. Я участвовал в конкурсе и в последующие годы, намного превысив 100 процентов доходности и в 1986, и в 1987 годах. Я все время повторял одно и то же: покупал акции, которые имели все нужные мне свойства.

А каковы ваши дела в этом году [май 1988 года]?

Пока я в проигрыше. Сейчас рынок акций изменился: он движется медленнее, чем в последние три года. В этом году я значительно сократил масштаб своей игры, так как считаю, что возможности получить большую прибыль стали намного меньше.

Вы сказали, что одно время прочитали о рынке практически всё, что могли. А какие книги вы бы посоветовали начинающим трейдерам, которые всерьез намерены преуспеть на рынке акций?

Среди обязательных в таком случае я бы назвал прежде всего книгу СГНи-ла "Как делать деньги на акциях" (О"Neil; How to Make Money in Stocks; McGraw-Hill, New York, NY 1988). Затем - Николас Дарвас: "Как я заработал два миллиона на рынке акций" (Nicholas Darvas; How I made Two Million Dollars in the Stock Market; Lyle Stuart, Inc., Secaucus, NJ, 1986). Многие посмеиваются над названием этой книги. Но она по-настоящему остроумна и к тому же дает массу знаний. Далее - книга Эдвина Лефевра "Воспоминания биржевого спекулянта" (Edwin Lefevre; Reminiscences of a Stock Operator ) (по общему мнению, речь в ней идет о Джессе Ливерморе). Кстати, у самого Ливермора тоже есть небольшая хорошая книжка - "Как торговать на рынке акций" (Jesse Livermore; How to Trade in Stocks; Institute for Economic & Financial Research, Albuquerque, NM, 1986).

Что-нибудь еще?

Еще есть стоящая книга по индивидуальным акциям: "Сверхприбыльные акции", автор - Ричард Лав (Richard Love; Super Performance Stocks; Prentice Hall, Engiewood Cliffs, NJ, 1977). В ней содержится обширный анализ самых прибыльных акций за всю историю биржи. О выборе акций есть хорошая книга "Модель растущей акции", ее написали Кермит Циг и

Сузана Циг (Kerm.it Zieg, Susannah H.Zieg; Profile of a Growth Stock; Investor's Intelligence, Larchmont, NY, 1972). Я также рекомендовал бы книгу Марти Цвейга "Как выиграть на Уолл-стрит" (Marty Zweig; Winning on Wall Street; Warner Books, Inc., New York, NY, 1986) и Стэна Вайнстей-на "Секреты победы на бычьем и медвежьем рынках" (Stan Weinstein; Secrets for Profiting in Bull and Bear Markets; Dow, Jones-Irwin, New York, NY, 1988). В последней есть удачные места о коротких продажах. И наконец, что касается волнового анализа Эллиота - а я считаю его довольно действенным, - можно порекомендовать книгу Фроста и Пректера "Теория волн Эллиотта" (Frost, Prechter; Elliott Wave Principle; New Classic Library, Inc., Gainesville, GA, 1978), а также книгу "Сверхточный выбор времени", которую написал англичанин Бекман (Beckman; Super Timing; Milestone Publishers, London).

Все эти книги хороши, но больше всего узнаёшь от самого рынка. Купив очередную акцию, я всякий раз записываю, почему я это сделал. [При этих словах он достает папку с графиками и комментариями к ним.] Благодаря этому у меня формируется мысленная модель прибыльной акции. Что, возможно, еще важнее, это помогает мне учиться на своих ошибках.

Чему научило Вас ведение торгового дневника?

Не покупать чрезмерно растянутые акции. Использовать критерии выбора акций О'Нила. Быть максимально дисциплинированным. Чем дисциплинированнее становишься, тем большего добиваешься в торговле. А вот чем больше прислушиваешься к советам и слухам, тем больше денег можешь проиграть.

Значит, ведение дневника - это важное слагаемое вашего успеха?

Совершенно верно.

Опишите, пожалуйста, свою процедуру отбора акций.

Я начинаю с просмотра графиков и выписываю акции с хорошими техническими данными. Другими словами, я выписываю все акции, к которым хочу приглядеться внимательнее.

Ваша фирма ведет 7000 акций. Но разве можно систематически отслеживать 7000 графиков?

Я не слежу за всеми 7000, но около 4000 за неделю просмотреть могу. То есть я охватываю больше половины базы данных. Учтите также, что, вероятно, 1500-2000 акций котируются ниже 10 долл., а такие меня не интересуют.

Оправдано ли такое правило - избегать акций ценой ниже 10 долл.? Оправдано, ибо без причины акции обычно не дешевеют.

Не отбросит ли это многие акции внебиржевого рынка?

Отсеется множество наиболее мелких из них.

Но разве не те акции, на которые никто не обращает внимания, оказываются подчас самыми предпочтительными для покупки?

Случается и такое. Но многие из них остаются внизу годами. Я бы предпочел дождаться, пока они заявят о себе и вырастут до 15-20 долл.

Итак, вы просмотрели графики и выписали акции, которые привлекли ваше внимание. Каков ваш следующий критерий отбора?

Я изучаю данные о 5-летнем росте доходности и приросте доходности за два последних квартала по отношению к доходности за те же кварталы прошлого года. Поквартальное сравнение показывает, не замедлился ли темп роста доходности. Хотя 30-процентный темп роста доходности за последние пять лет может выглядеть очень впечатляюще, но если доходность двух последних кварталов составила лишь 10 и 15 процентов, то это предостерегает о том, что период интенсивного роста, скорее всего, уже закончился. Разумеется, оба этих критерия - данные о 5-летней доходности и доходность за два последних квартала - учитываются нашим рейтингом доходности на акцию (EPS). [Подробно об EPS см. интервью с О'Нилом.]

Какие значения EPS вы предпочитаете?

Максимально высокие - по крайней мере, выше 80, а еще лучше o- выше 90. На самом деле EPS многих акций, которые я покупаю, равен 99.

По собственному опыту я знаю, что цены обычно идут впереди остальных показателей. Разве это не влияет на EPS? Ведь цена акции вырастет задолго до того, как рост доходности станет исключительно благоприятным.

Именно так думают и многие другие. "Теперь покупать акцию уже поздно, - считают они. - Ведь ее доходность уже высока и скоро упадет". Однако, проанализировав сотни самых прибыльных акций, мы обнаружили, что во многих случаях высокая доходность еще какое-то время сохраняется.

Но почему тогда, несмотря на высокую доходность, некоторые акции просто зависают?

Широкий рынок акций может быть слабым и сдерживать рост акции. Но как только это давление исчезает, акция просто взлетает.

А если с рынком все в порядке? Что тогда может сдерживать акцию?

Предубеждения. Люди могут не верить, что доходность и дальше будет оставаться столь же высокой, как раньше.

Чем еще вы пользуетесь при отсеивании акций кроме EPS и падения доходности?

Очень важна относительная сила. [Относительная сила сопоставляет данную акцию со всеми остальными из числа анализируемых по величине изменения их цен. Подробно см. интервью с О'Нилом.]

Какие значения относительной силы вы предпочитаете?

По крайней мере - выше 80, а еще лучше - выше 90. Но интуиция подсказывает мне, что, наверное...

"Она и так слишком выросла. Дальше расти просто некуда".

Ну, не то чтобы некуда. Мне кажется, что каждая акция, когда она достигает вершины, по определению обязана иметь высокую относительную силу. Как вы избегаете случайных покупок на пике цены, если ограничиваете свой выбор только акциями с высокой относительной силой?

Обычно мне это удается за счет того, что я начинаю отбор акций, методично исключая те, которые слишком удалились от основания. Очень часто акции с высшей относительной силой продолжают лидировать на рынке в течение многих месяцев. Так, акции "Microsoft", стоившие 50 долл. при относительной силе 97, в конечном итоге поднялись до 161 доллара.

Значит, по-вашему, чем выше относительная сила - тем лучше?

Да. Из двух значений относительной силы - 99 и 95 - я бы выбрал 99. А если относительная сила акции начинает падать, то я обычно расстаюсь с ней.

То есть вы учитываете не только саму величину относительной силы, но и ее тенденцию.

Конечно. Когда, например, показатель относительной силы начинает срываться с восходящей тенденции, я настораживаюсь, даже если он остается много выше 80.

Правильно ли я понимаю, что при отборе исходной группы акций вы сначала учитываете EPS, а затем относительную силу?

Скорее, наоборот. Относительная сила не раз вырастала еще до публикации данных о высокой доходности.

Учитываете ли вы при отборе акций и относительную силу отрасли?

Да. "Investor's Daily" ранжирует отраслевые группы в диапазоне от 0 до 200. Обычно мне требуется, чтобы отраслевая группа была среди 50 лидеров.

Итак, вы определили относительную силу акции, ее EPS и относительную силу ее отраслевой группы. Каков ваш следующий шаг?

Я выясняю число акций, находящихся в обращении, и отбираю те, у которых оно не превышает тридцати миллионов штук, а еще лучше - всего от пяти до десяти миллионов. Акции с числом в обращении выше тридцати миллионов более зрелые, они уже не раз проходили процедуру дробления. Это вопрос спроса и предложения: при преобладании последнего на подъем акций нужно затратить гораздо больше денег.

Что еще вы учитываете?

Мне требуется, чтобы у акции было достаточное количество институциональных держателей, ибо они действительно толкают рынок вверх. Однако здесь нужно знать меру, поскольку чрезмерная институциональная поддержка тоже ни к чему. На мой взгляд, доля поддержки взаимных фондов в интервале 1-20 процентов была бы идеальной.

Есть ли другие важные факторы, которые учитываются при отборе акций?

Есть. Нужно, чтобы у компании была какая-то новинка, привлекающая внимание к ее акции. Например, компания "Reebok" выпустила кроссовки, "Compaq" покорила сногсшибательным портативным компьютером, а "Microsoft" опередила всех в программном обеспечении.

Не отсеет ли это большинство компаний, которые уже какое-то время находятся на виду?

Отсеет. Вы ведь не станете играть на акциях "General Electric", зная, что там обычно не происходит ничего действительно нового или оригинального? Правда, бывают и исключения. Например, "General Motors", которая последние пять лет фактически находилась в застое, теперь, похоже, исправляет положение.

Кстати, о "General Motors". Можно ли отнести к новизне их недавнее обращение к высокому дизайну?

Можно. Но по-настоящему новое вы чаще найдете в начинающих инновационных компаниях с хорошим ростом.

Мне представляется, что если просмотреть все 7000 акций, то среди них должно быть немало таких, что подойдут по всем критериям.

Скорее всего, в среднем окажется лишь около семидесяти подходящих акций, так как удовлетворить всем критериям очень трудно. Затем я сокращу эти семьдесят примерно до семи.

Каким образом?

Я отберу те, что удовлетворяют абсолютно всем требованиям и к тому же имеют превосходную графическую модель основания. Кроме того, я учту поведение акции в прошлом. Например, удваивалась ли раньше ее цена? Многие из акций, которые я покупаю, вырастали до этого вдвое и втрое.

То есть из двух акций вы предпочтете ту, которая выросла вдвое, оставив в покое застрявшую на уровне основания?

Конечно. Ведь такой рост говорит о чем-то необычном, и если ситуация настолько благоприятна, то удвоение могло быть лишь началом и не исключено его повторение. Словом, я отбираю самые сильные акции как в смысле доходности, так и в техническом плане.

При таком крайне жестком отборе у Вас должна быть высокая доля выигрышных акций. Так ли это?

Нет, их лишь около половины, потому что я очень быстро избавляюсь от убыточных акций. Я отвожу на потери не более 7 процентов и обычно избавляюсь от убыточной акции намного раньше того. Я получаю прибыль всего от нескольких акций за год, которые удваиваются или утраиваются в цене. И эта прибыль легко окупает все мелкие потери.

Как долго вы обычно держите акцию?

Очень прибыльную - от полугода до года, среднюю - около трех месяцев, а убыточную - меньше двух недель.

Вы намечаете ценовые ориентиры для покупаемой акции?

Нет. Обычно я жду, когда акция пойдет вверх, сформирует следующую впадину и затем опустится ниже нее. Вот тогда я закрываюсь.

Следует ли, на ваш взгляд, ограничиться только рыночными приказами?

При вялом рынке, который колеблется и вверх, и вниз, можно выставлять лимитированный приказ. Но если вы действительно уверены, что акция сильно вырастет - кстати, это должно быть единственной причиной для ее покупки - то незачем беспокоиться о восьмушках пункта. Просто покупайте ее. То же самое касается и медвежьего рынка. Если вы думаете, что акция упадет, то ее нужно просто продать.

Хороший урок использования рыночных приказов я получил в 1982 году, отложив покупку акции "Textone" до уровня 14,75 долл., когда они шли по 15 долл. На следующий день они подскочили на 1,5 пункта, и я не смог заставить себя купить их за 16,5 долл., если днем раньше мог бы сделать это за 15 долл. А она, в конце концов, дошла до 45 долл.

Один из элементов вашего торгового стиля - покупка акции на новом максимуме. Но разве ваши основные критерии отбора не позволяют сделать это гораздо раньше?

Иногда, возможно, позволяют. Но я стараюсь купить акцию в момент наибольшей вероятности заработать. Когда акция возвращается от нижней границы основания к верхней, оживает масса тех, кто купил вблизи максимумов и месяцами оставался в минусе. Часть этих людей будут рады выйти из рынка при своих, что создает сильное сопротивление сверху.

Значит, у акции, находящейся на новом максимуме, гораздо больше простора для роста?

Конечно. Ведь впереди Вас нет никого, кто бы проигрывал и хотел выйти из рынка при первой же возможности. Все в выигрыше и все довольны.

Но оборотная сторона этого состоит в том, что, пока мы ожидаем прорыва к новым максимумам, рынок не раз откатится в торговый коридор. Как вы избегаете таких ложных прорывов?

О многом можно судить по объему. Как только он удваивается, а акция движется к новому максимуму, значит, масса народа проявляет к ней интерес и покупает ее.

То есть объем становится очень важным фильтром против ложных прорывов?

Верно. Если акция движется в область новых максимумов, а объем возрастает лишь на 10 процентов, то меня бы это насторожило.

Вы покупаете акцию в первый же день прорыва к новым максимумам или после того, как она закрепится около него в течение нескольких дней?

Стараюсь купить, как только акция выходит к новым максимумам.

Если вы покупаете акцию на новых максимумах, после чего она откатывается в коридор, то когда вы решаете, что прорыв был ложным? Например, представьте себе акцию, которая некоторое время котировалась в интервале 16-20 долл., а потом выросла до 21 долл. И вы купили эту акцию. Как вы поступите, если через два дня она вернется к 19 долл.?

На тот случай, если акция вернется в коридор, у меня есть правило: сокращать позицию не меньше чем на 50 процентов.

Если просто вернется в коридор? То есть будет чуть ниже верхней границы коридора? Или она должна углубиться в него на какую-то минимальную величину?

Нет, если акция просто снова войдет в коридор. В некоторых случаях после прорыва вверх акция может вернуться к верхней границе коридора, но не пересечь ее. Прекрасно - я сохраняю позицию. Но если верхняя граница составляла 20 долл., а акция откатывается до 19,75 долл., то я постараюсь продать минимум половину позиции, потому что акция не продолжила своего подъема. Часто, когда цена откатывается в коридор, она проходит и весь путь до его нижней границы. Если, как в нашем примере, акция упала с 21 долл. до 19,75 долл., то она, скорее всего, пойдет и ниже - до 16 долл. Поэтому нужно быстро пресечь потери.

Является ли откат цены в основание медвежьим сигналом с технической точки зрения?

Да. Акции должны быть прибыльными в первый же день их покупки. Фактически получение прибыли в первый же день является одним из лучших признаков того, что сделка будет выигрышной.

Пользуетесь ли вы таблицей из "Investor's Daily", где перечисляются все акции с наибольшим приростом объема по сравнению с их средними объемами за последние пятьдесят дней?

Да, я использую эти данные в качестве вспомогательного средства для выявления акций, которые вот-вот двинутся вверх.

А для того, чтобы проверить акции, которые вы уже отобрали?

И для этого тоже. После еженедельного отбора акций, интересных для меня в плане покупки, я иногда жду появления акции в этой таблице. Для меня это - сигнал к действию.

Расскажите, пожалуйста, подробнее о том, как вы используете показатель объема.

Когда акция, которая некоторое время росла, начинает консолидацию, нужно убедиться в уменьшении объема. В его поведении нужно разглядеть нисходящую тенденцию. Если потом объем снова начинает расти, то это обычно означает, что акция готова к новому старту.

То есть уменьшение объема в фазе консолидации - это положительный признак. Если вы видите, что объем по-прежнему остается очень высоким, то не начинаете ли вы подумывать о возможном развороте на вершине?

Верно, ибо это показывает, что многие освобождаются от данной акции. Повышение объема хорошо при прорыве вверх, а при консолидации нужно, чтобы он падал.

Какие еще сигналы объема вы отслеживаете?

Когда рынок, или акция, формирует основание, нужно убедиться в том, что выросший объем не сопровождается дальнейшим падением цены. Например, если индекс Доу падает сначала с 2200 до 2100 и до 2085 на следующий день, а затем закрывается выше при возросшем объеме, то это указывает на поддержку. Значит, на рынок приходит множество покупателей.

Критерии отбора акций, о которых вы рассказали, являются, по существу, методологией CANSLIM (УНила. [Определения см. в интервью с О'Нилом.] Дополнили ли вы подход (УНила чем-то своим?

Да. Я обнаружил, что большинство самых удачных сделок, рекомендованных нами, начиналось тогда, когда превышение цен над доходностью было меньше 30-кратного. По мнению О'Нила, величина Р/Е (цена/доходность) важной роли не играет. А, по-моему, играет - в том смысле, что процент успешных сделок по акциям с меньшими значениями Р/Е много выше.

Но, наверное, величина Р/Е не должна быть слишком маленькой?

Говоря об акциях с меньшими коэффициентами Р/Е, я имею в виду те акции, у которых эти показатели находятся между значением Р/Е индекса S&P 500 и его двукратной величиной. То есть, когда S&P 500 в пятнадцать раз превышает свою доходность, нужно стараться покупать акции с Р/Е в диапазоне от 15 до 30. Если вы начинаете сильно выходить за уровень двойного Р/Е для S&P 500, то вам потребуется более точный выбор момента для входа. Значит, вы неизбежно совершите несколько больше ошибок на акциях с более высокими Р/Е.

Следовательно, вы избегаете акций с высокими Р/Е?

Да, зачастую я так и поступаю. Самый прибыльный вариант - это когда вы находите акцию с устойчивой тенденцией роста доходности и такую, которая идет с таким же Р/Е, как у широкого рынка акций.

Если вы избегали акций с высоким Р/Е, то не помешало ли это улавливать подъем всей биомедицинской отрасли?

Здесь дело обстояло несколько иначе, ибо вся эта группа шла с высокими значениями Р/Е.

Значит, для новых отраслей нужно делать исключение?

Конечно, ведь эти правила не из тех, что требуют безоговорочного соблюдения.

В 1980-е годы поведение рынка в основном осталось тем же, что и в 1970-е и 1960-е?

Да. Из года в год в ходу одни и те же типы акций. Поведение рынка совсем не изменилось. Возьмите какую-нибудь из самых прибыльных акций 1960-х и сравните ее с любым лидером 1980-х: их характеристики будут абсолютно одинаковыми.

Есть ли у Вас какие-либо соображения относительно игры на понижение?

Мне нужно побольше изучить этот вопрос и поднакопить практического опыта. Впрочем, для того чтобы выбрать акцию для игры на понижение, нужно обратить все те характеристики, о которых мы говорили. Вместо акций с хорошей историей роста нужно искать акции с плохими данными 5-летнего роста и падающей квартальной доходностью. Акция должна терять относительную силу, прерывать восходящие тенденции и начинать серию новых минимумов.

Не думаете ли вы, что если мы войдем в затяжной медвежий рынок, то решающим фактором сверхрезультативности может стать игра на понижение?

Да, думаю, это могло бы помочь. А вот Билл О'Нил скажет вам, что играть на понижение в три раза труднее, чем покупать акции. Билл говорит, что весомую прибыль он получил лишь на двух из девяти прошлых медвежьих рынков. И он считает, что самое лучшее, что можно сделать на медвежьем рынке, - это просто переждать его в сторонке.

Как вы распознаете медвежий рынок, пока еще не слишком поздно?

Я сужу по тому, насколько хорошо ведут себя мои индивидуальные акции. Когда в бычьей фазе лидеры начинают проигрывать, это указывает на развитие медвежьего рынка. А когда подряд останавливается рост пяти или шести моих акций, звонит сигнал тревоги.

Какие другие признаки медвежьего рынка вы отслеживаете?

Расхождение между индексом Доу и дневной линией роста/падения [кривая кумулятивной чистой разницы между числом растущих и числом падающих акций на Нью-Йоркской фондовой бирже за день]. Обычно эта линия разворачивается на вершине за несколько месяцев до аналогичного хода индекса Доу.

Так было и в 1987 году?

Линия роста/падения развернулась вниз в первом квартале 1987 года, задолго до августовского пика рынка акций.

Поэтому вы ожидали разворота рынка акций?

Тогда еще нет, потому что многие индивидуальные акции все еще очень хорошо росли. Серьезным признаком действительного формирования вершины стало то, что после падения индекса Доу с максимума в 2746 последовал очень слабый рост при низком объеме, вслед за чем рынок потерял еще 90 пунктов. Вот тогда я и решил, что пора выходить из него.

Потому что рост происходил при низком объеме?

Да. И еще потому что в подъеме участвовало совсем мало акций, а линия роста/падения выросла меньше, чем при предыдущем подъеме рынка. Кроме того, в конце августа учетная ставка была повышена впервые за три года. Думаю, это просто "зарезало" рынок.

Вы пришли в этот бизнес не так уж давно. Уверены ли вы в том, что сможете долго и почти ежегодно добиваться успеха в торговле?

Уверен, поскольку я выбрал очень четкий свод правил, которые составят основу для успешной торговли и в будущем. К тому же я намереваюсь непрерывно учиться.

Вы ощущаете, что как трейдер становитесь все лучше?

Да. Если вы стараетесь учиться на каждой сделке, то со временем становитесь только лучше и лучше.

Почему вы настолько удачливее типичного инвестора рынка акций?

Потому что я занимаюсь тем, что люблю и нахожу увлекательным. После восьми-девяти часов на работе я отправляюсь домой, где провожу еще некоторое время с рынками. По субботам мне привозят графики, с которыми я работаю по три-четыре часа в воскресенье. Мне кажется, если человек занимается любимым делом, то он преуспеет в нем гораздо больше.

Многие инвесторы в свободное время тоже анализируют рынок, но, несмотря на это, имеют лишь скромные, если не вовсе отрицательные результаты.

Причина этого, скорее всего, в том, что они не нашли четкой системы отбора акций. "Похоже, это хорошая акция. Куплю-ка я ее", - говорят они, прочитав о ней в газете. Или покупают акцию, потому что ее рекомендовал брокер.

Что бы вы посоветовали начинающему трейдеру?

Единственный и самый важный совет, который я могу дать всякому, таков: учитесь на своих ошибках. Только так можно стать удачливым трейдером.

Что-нибудь в заключение?

Самое прекрасное из того, что дает рынок, это нескончаемое удовольствие от поиска очередной сверхприбыльной акции - такой, которая по всем своим характеристикам должна вот-вот сильно вырасти. С таким ощущением я некогда торговал всего 500 акциями, то же самое переживаю и теперь. Я по-прежнему испытываю удовлетворение, понимая, что нашел акцию до того, как она сильно подорожала.

Вы говорите об этом, как о какой-то игре.

Так оно и есть. Для меня это похоже на грандиозный поиск сокровища. Где-то здесь [он похлопывает недельную подборку графиков] прячется крупная удача, и я стараюсь найти ее.

"Покупай дешево, а продавай дорого" - так в обобщенной и полушутливой форме наш здравый смысл рекомендует зарабатывать на акциях. Дэвид Райан не согласился бы с таким советом. В общем виде его принцип таков: "Покупай дорого, а продавай еще дороже". Фактически он обычно и не подумает покупать акцию, которая продается дешевле 10 долл.

Своим успехом Райан в основном обязан четкому методу и той жесткой дисциплине, с которой он ему следует. Райан наглядно показал, что для получения исключительных результатов вовсе не обязательно использовать какой-то новый метод торговли. Он с готовностью признает, что в основе его подхода лежит то, что он почерпнул из публикаций и устных рекомендаций Уильяма СГНила. Благодаря упорной работе и углубленному изучению предмета Райан добился огромных успехов в применении торговой методологии СГНила.

Когда трейдеры отступают от собственных правил, они чаще всего проигрывают. И Райан - не исключение. С середины 1983 года до середины 1984 года его торговые успехи были крайне плачевны. Прежняя удача кружила ему голову, заставляя неоднократно нарушать одно из его же главных правил: никогда не покупать чрезмерно растянутую акцию (это акция, цена которой слишком поднялась от последнего уровня поддержки). Опыт 1983-1984 гг. надолго запомнился Райану, и с тех пор он больше не повторяет этой ошибки.

Существенная роль в методе Райана отводится ведению торгового дневника. Каждый раз, покупая акцию, он отмечает на ее графике причины покупки. Аналогично, ликвидируя или увеличивая существующую позицию, он добавляет новый график с обновленными комментариями. Благодаря этому приему в сознании Райана прочно закрепляются ключевые характеристики выигрышной акции. Пожалуй, еще важнее, что обращение к прошлым записям позволяет ему избегать повторения похожих торговых ошибок.

Основной принцип Райана таков же, как у О'Нила, - приобретать "ценность и силу". Поэтому он концентрируется на поиске самых лучших акций, а не на диверсификации портфеля. Райан поделился с нами одним своим ценным наблюдением, которое может пригодиться многим другим трейдерам: самые лучшие сделки обычно приносят доход с самого начала. Поэтому он не медлит и быстро выходит из убыточной сделки. Максимум того, чем он станет рисковать на единичной сделке, - это снижение цены на 7 процентов. Жесткое правило ограничения потерь является существенным элементом торговых методов многих удачливых трейдеров.

Вход

Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: