Уильям О'Нил. Искусство выбора акций

Искусство выбора акций

Уильям О'Нил - безоговорочный оптимист и горячий сторонник американской экономической системы и ее возможностей. "В Америке ежегодно возникают огромные возможности, - говорит он. - Будьте наготове и воспользуйтесь ими. Вы убедитесь, что гигантские дубы вырастают из маленьких желудей. Все становится возможным при должном упорстве и трудолюбии. Важнейший тому залог - ваша собственная решимость достичь успеха".

О'Нил - воплощенное подтверждение своих собственных слов, персонаж классической американской истории успеха. Родившись в Оклахоме в тяжелые времена Великой депрессии и выросши в Техасе, он упорно шел к одновременному успеху и в качестве необычайно прибыльного инвестора, и в качестве весьма удачливого бизнесмена.

Свою финансовую карьеру О'Нил начал в 1958 году брокером рынка акций в компании "Hayden, Stone & Company". Именно там он стал заниматься исследованиями, в результате которых выработал основные элементы своей инвестиционной стратегии. Необычайная эффективность его торговых идей сразу же подтвердилась на практике. В 1962-63 годах он сумел увеличить начальную позицию с 5000 долл. до 200000 долл., выстроив пирамиду из текущей прибыли в трех великолепных компенсационных сделках: короткой по акциям "Korvette" и длинных по акциям "Chrysler" и "Syntex".

В 1964 году О'Нил на полученную прибыль от инвестиций купил место на площадке Нью-Йоркской фондовой биржи и основал компанию "William О'Neil & Со." - институциональную аналитико-брокерскую фирму. Она первой предложила своим клиентам исчерпывающую компьютеризованную информацию о рынке акций и в наши дни является самой уважаемой фирмой страны в области исследования ценных бумаг. Сегодня компания "William O'Neil & Со." обслуживает более 500 крупных институциональных счетов и 28000 частных подписчиков своей службы графического анализа "Daily Graphs". В базе данных компании отслеживается 120 различных статистических показателей для каждой из 7500 ценных бумаг.

Но, безусловно, самое смелое начинание О'Нила относится к 1983 году, когда он в прямой конкуренции с "Wall Street Journal" учредил ежедневную газету "Investor's Daily". Приступая к изданию газеты за собственный счет, О'Нил понимал, что пройдут годы, прежде чем он сможет хотя бы окупить вложенные в нее средства. В 1984 году, когда начальный тираж газеты был менее 30000 экземпляров по сравнению с превосходящим два миллиона тиражом "Wall Street Journal", отношение к ее перспективам было в основном скептическим. К середине 1988 года число подписчиков "Investor's Daily" увеличилось до 110000, и рост тиража ускоряется. Расчетный момент покрытия расходов (200000 подписчиков) уже не кажется нереальным. По мнению О'Нила, тираж "Investor's Daily" может в итоге достичь 800000 экземпляров. Он твердо верит в успех своей газеты, ибо только из ее финансовых таблиц можно почерпнуть данные, которых нет в других изданиях: рейтинг по доходу на акцию (EPS), показатели относительной силы и процентного изменения объема. (Эти показатели обсуждаются далее в интервью.)

В 1988 году О'Нил свел воедино свои идеи в книге "Как зарабатывать на акциях" ("How to Make Money in Stocks"), вышедшей в издательстве "McGraw-Hill". Книга отличается четкостью и лаконичностью изложения в сочетании с превосходными и весьма конкретными торговыми рекомендациями. Она стала бестселлером года среди изданий по вопросам инвестиций.

Различные деловые предприятия О'Нила не помешали ему оставаться виртуозным инвестором рынка акций. В течение последних десяти лет его среднегодовой доход от инвестиций в акции остается выше 40 процентов. Среди наиболее крупных выигрышей - операции на канадском нефтяном рынке в 70-е годы и с акциями "Pic'n'Save & Price Со." в конце 70-х и начале 80-х годов. Вероятно, самыми известными рыночными прогнозами О'Нила являются две полностраничные статьи в "Wall Street Journal", в которых он предсказывал скорое становление крупных бычьих тенденций. Более своевременного прогноза и пожелать было трудно: статьи вышли в марте 1978 и в феврале 1982 годов.

Компании "William 0'Neil & Со." не свойственны излишества. Редко увидишь большую скученность в офисе. О'Нил, однако не выделяет себя в привилегированное положение. Он, например, не имеет отдельного кабинета, а делит его с двумя своими сотрудниками - случай явно исключительный среди руководителей высшего звена. О'Нил порадовал меня умением четко выражать мысли, ясными идейными позициями, уверенностью в себе и своим оптимизмом относительно Америки.

Думаю, что ваш подход к инвестированию в акции можно по праву назвать индивидуалистским и оригинальным. Как Вы впервые пришли к своей концепции торговли?

Я прошел тем же путем, что и большинство трейдеров. Подписался на несколько инвестиционных бюллетеней, большая часть которых была не слишком хороша. Я убедился в том, что теории, рекомендующие покупать низкокотируемые акции или акции с малым значением показателя "цена/прибыль" (Р/Е), недостаточно обоснованны.

Когда Вы впервые нащупали действенный подход?

Еще в 1959 году, когда я изучал опыт тех, кто особенно преуспевал на рынке. В то время фонд Дрейфуса был совсем маленьким и распоряжался примерно 15 миллионами долл. Джек Дрейфус, управлявший фондом, по своим результатам вдвое превосходил всех своих конкурентов. Поэтому я раздобыл копии их проспектов и квартальных отчетов и отметил на графиках, где именно они купили каждую из своих акций. Всего таких ценных бумаг было больше 100, и, упорядочив их, я сделал свое первое настоящее открытие: не отдельные, не многие, а абсолютно все акции были куплены, когда цены на них достигали нового максимума.

Поэтому первое, что я узнал о том, как добиться большей результативности, - это не покупать акции, которые близки к своим минимумам, а покупать те, что выходят из длительной консолидации и начинают устанавливать более высокие максимумы по сравнению с предыдущим ценовым основанием. Ведь если вы стараетесь уловить начало крупного движения, то нечего терять впустую шесть-девять месяцев, инвестировав в акцию, идущую в никуда.

Я анализировал лучшие акции рынков последних лет и пытался найти такие характеристики, которые были бы общими у этих акций до того, как они стали лидерами. При этом я не ограничивался такими традиционными показателями, как Р/Е, а изучал множество характеристик, при помощи которых можно было бы смоделировать реальные процессы.

Не могли бы вы описать свою модель выбора выигрышных акций?

Я пользуюсь легко запоминающейся аббревиатурой CANSLIM. Каждая ее буква соответствует одной из семи основных характеристик начального периода обращения акций-лидеров непосредственно до того, как они мощно пошли вверх.

Буква "С" обозначает текущую доходность акции (current earnings per share). Доходность за текущий квартал самых прибыльных акций до того, как эти акции начинали сильно расти, увеличивалась в среднем на 70 процентов по сравнению с тем же кварталом предыдущего года. Не перестаю удивляться тому, что многие частные инвесторы и даже менеджеры пенсионных фондов покупают простые акции с неизменной или падающей доходностью за текущий квартал. С какой стати акция с низким текущим доходом пойдет вверх? Если, как показали наши исследования, самые прибыльные акции давали большой рост доходности до резкого подъема в цене, то почему нужно ограничиваться более скромной доходностью? Поэтому наше первое правило рекомендует выбирать те акции, квартальная доходность которых растет минимум на 20-50 процентов в год.

Буква "А" в нашей формуле обозначает годовую доходность на акцию (annual earnings). Наши исследования показали, что темп роста совокупной доходности за предыдущий пятилетний период у самых прибыльных акций на начальном этапе их обращения составлял 24 процента. В идеальном случае годовая доходность на акцию должна прирастать ежегодно.

Именно уникальное сочетание стабильной текущей доходности с высоким ростом средней доходности является тем, что создает первоклассную акцию. Рейтинг EPS, который публикуется в "Investor's Daily", комбинирует в себе рост доходности на акцию за последние два квартала в процентах со средней доходностью в процентах за последние пять лет и соотносит между собой все отслеживаемые нами акции. Ранг EPS, равный 95, означает, что по текущей и предыдущей доходности (за последние пять лет) компания превосходит 95 процентов всех остальных компаний.

Буква "N" в нашей формуле - это наличие какой-либо новизны. "Новизна" может относиться к изделию или услуге, нововведениям в отрасли или к новому руководству. Результаты наших исследований показали, что 95 процентам лидеров рынка свойственна некая новизна, попадающая в одну из перечисленных категорий. Новизной также считается новый ценовой максимум акции. Проводя семинары, мы обнаружили, что 98 процентов инвесторов не готовы покупать акцию на новом максимуме. Но в том-то и состоит один из великих парадоксов рынка акций, что кажущееся чрезмерно высоким обычно поднимается еще выше, а то, что кажется слишком низким, опускается еще ниже.

Буква "S" в нашей формуле обозначает количество акций в обращении. Капитализация 95-ти процентов акций из числа тех, которые по нашим данным были наилучшими, в период своего максимального роста не превосходила 25 миллионов долей. Средняя капитализация по всем этим акциям составляла 11,8 миллиона долей, а ее медиана равнялась лишь 4,6 миллиона. Многие институциональные инвесторы сами создают себе препятствия, ограничиваясь покупкой акций только высоко капитализированных компаний. Тем самым они автоматически исключают некоторые компании с наилучшими показателями роста.

Буква "L" в нашей формуле обозначает статус акции по шкале "лидер-отстающий". Показатель относительной силы (relative strength) 500 лучших акций за период 1953-1985 гг. в среднем равнялся 87 до того, как они начали действительно сильно расти. [Показатель относительной силы характеризует поведение цены данной акции по сравнению с прочими акциями за последние 12 месяцев. Например, относительная сила, равная 80, означает, что за последний год данная акция была лучше 80 процентов всех остальных акций.] Отсюда вытекает второе основное правило выбора - нужно отбирать акции-лидеры, обладающие высоким значением относительной силы, и избегать отстающих акций. Я обычно покупаю лишь такие акции, у которых значение относительной силы выше 80.

Буква "I" в нашей формуле обозначает институциональную поддержку. Институциональные покупатели - это, безусловно, самый крупный источник спроса на акции. Лидирующие акции обычно пользуются институциональной поддержкой. Хотя такая поддержка в определенных пределах и желательна, ее избыток вреден, ибо может приводить к крупным продажам, когда у компании или на рынке в целом что-то не заладится. Именно поэтому акции с наиболее широкой институциональной поддержкой могут оказаться не лучшими. К тому времени, когда высокая результативность компании настолько очевидна, что ее акциями владеют почти все институциональные участники рынка, покупать эти акции, скорее всего, уже поздно.

Буква "М" в нашей формуле обозначает рынок. Движение в одном и том же направлении трех из четырех акций приводит к заметной подвижке рыночных индексов. Именно поэтому нужно научиться выявлять признаки образования вершины рынка на основе анализа дневных цен и объема.

В любой данный момент времени требованиям системы CANSLIM будет отвечать менее 2 процентов всего рынка акций. Такая строгость формулы не случайна, ибо нужно отобрать только самые лучшие акции. Что предпочтет, например, тренер при наборе игроков в бейсбольную команду: набрать просто хороших бомбардиров или всё же постараться заполучить как можно больше лучших?

С таким строгим отбором акций у вас, наверное, высока доля выигрышных сделок?

В целом за прошедшие годы около двух третей купленных мной акций были проданы потом с прибылью. Но, как выяснилось, лишь одна-две акции из каждых десяти стали действительно первоклассными.

Большинство показателей вашей системы CANSLIM, например EPS, отбирают акцию до ее подъема к новому максимуму. Не лучше ли просто купить акцию, когда она еще формирует основание, а не дожидаться, пока она пойдет к новой вершине?

Проблема не в том, чтобы предвосхитить прорыв от основания, которого может и не произойти. Можно покупать и слишком рано, и слишком поздно. Главное - купить тогда, когда вероятность потери минимальна. Если покупать в основании, где акции обычно подвержены 10-15-процентным колебаниям, то можно легко вылететь из позиции. Но если я покупаю точно в нужный момент, то падение акции обычно уже не превзойдет 7 процентов ее цены - уровня моего максимального стоп-приказа.

По вашим словам, первоклассные акции имеют высокие значения относительной силы - 80 и выше. Большая относительная сила - это, конечно, хорошо. Но не бывает ли она чрезмерной? То есть если она равна, допустим, 99, то не говорит ли это о том, что акция перекуплена и вероятна резкая коррекция?

Для того чтобы судить об этом, нужно посмотреть на график курса акции. Дело не в том, как велика относительная сила, а, скорее, в том, как далеко ушли цены от своего самого последнего основания. Акции с высокой относительной силой покупают тогда, когда они только начинают подъем после нормального периода формирования основания. В частности, я обычно не покупаю акцию с высокой относительной силой, если она уже более чем на 10 процентов поднялась над предыдущим основанием.

Наличие параметра "М" в системе CANSLIM разумно, ибо и немногих акций достаточно, чтобы спровоцировать медвежий рынок в целом. Однако в теории это выглядит проще, чем на практике. Как, например, вы отличаете вершину рынка от обычной коррекции бычьего рынка?

Вершины рыночных индексов образуются лишь одним из двух способов. Первый - когда индекс достигает нового максимума при низком объеме. Это говорит о том, что на данном уровне спрос на акции низок и что этот подъем неустойчив. Второй - когда объем торгов несколько дней растет при незначительном или отсутствующем росте цен закрытия. Во втором случае, при последующем развороте может и не быть прироста объема, так как распределение произошло на подъеме.

Направление движения рынка можно определить и другим способом, наблюдая за поведением акций-лидеров. Если акции, лидировавшие на бычьем рынке, начинают проседать, то это серьезный признак состоявшегося разворота. Другой важный фактор, который не следует упускать из виду, - это учетная ставка ФРС. Обычно после того, как она повышается в два или в три раза, на рынке начинаются осложнения.

Полезным индикатором вершины рынка иногда может служить дневная линия роста/падения. [Линия роста/падения - это график разности общего числа выросших и упавших за день акций на Нью-Йоркской фондовой бирже.] В этом случае линия роста/падения часто отстает от рыночных индексов, когда они уже поднялись до новых максимумов, и не достигает своих более ранних вершин. Это означает, что в подъеме участвует уже меньшее число акций.

Если вы считаете, что рынок в целом вступил в медвежью фазу, то посоветовали бы вы открыть короткие позиции или только ликвидировать длинные?

Обычно я не советую заниматься короткими продажами непрофессиональным трейдерам. Короткая продажа - дело рискованное. Сам я получил значительную прибыль от коротких позиций лишь на двух из последних девяти медвежьих рынков.

Играть на понижение акции лишь из-за того, что ее цена кажется слишком высокой, не следует. Задача состоит не в том, чтобы продать на вершине, а в том, чтобы сделать это вовремя. О короткой продаже индивидуальных акций можно подумать только после того, как рынок в целом продемонстрирует признаки вершины. Лучшая графическая модель для короткой продажи такова: начав подниматься от третьей или четвертой впадины, акция останавливается.

Далее должно последовать падение ниже предыдущей впадины при повышенном объеме. За первым серьезным прорывом уровня впадины обычно следуют несколько попыток отката вверх. Прежняя впадина станет теперь зоной сопротивления - все инвесторы, купившие в этой области, несут потери, и многие из них охотно вышли бы из рынка почти при своих. Поэтому откаты к прорванным впадинам являются хорошими временными ориентирами для коротких продаж.

Создает ли фактор неограниченного риска при коротких продажах какие-то особые сложности?

Для меня - нет, поскольку я никогда не иду на неограниченный риск. Если короткая позиция оборачивается не в мою пользу, то я выхожу из рынка после потери первых 6-7 процентов. Прежде чем играть на понижение какой-либо акции, нужно решить, по какой цене закрывать эту позицию в случае потерь.

Кроме системы CANSLIM, определяющей выбор акций, важную роль в общей стратегии, очевидно, играет контроль над риском. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом аспекте торговли.

Я считаю плохими все акции, кроме тех, которые растут в цене. Когда они, наоборот, падают, приходится спешно пресекать потери. Секрет успеха на рынке акций не предполагает, что трейдер вообще не должен ошибаться. На самом деле вполне можно выиграть, даже будучи правым только в половине случаев. Главное - терять минимум денег на ошибках. Я взял себе за правило никогда не терять более 7 процентов на любой купленной акции. Если акция упадет на 7 процентов от цены покупки, то я автоматически продам ее по рыночной цене без каких-либо раздумий и колебаний.

Конечно, кто-то скажет, что данную акцию продавать нельзя, ибо это принесет убыток. Но если цена акции упала ниже покупной, то продажа, как таковая, убытка не даст - он уже есть. Сохранение убыточной позиции является самой серьезной ошибкой большинства инвесторов. Люди просто не понимают, насколько важно быстро пресекать потери. Если не придерживаться таких правил, как, например, отсечение потерь на уровне 7 процентов, то на медвежьих рынках, вроде имевших место в 1973-1974 годах, можно потерять 70-80 процентов своего капитала. Я знаю людей, разорившихся в подобных ситуациях. Если трейдер не готов пресекать потери до минимума, то ему, вероятно, не следует покупать акции. Ведь не станет же он управлять автомобилем без тормозов?

В своей книге я привожу одну историю, которую позаимствовал у Фреда Келли - автора книги "Почему вы выигрываете или проигрываете" (Fred C.Kelly; "Why You Win or Lose"). Эта история - лучшая из известных мне иллюстраций того, как типичный инвестор пытается отсрочить решение о продаже. Некто соорудил ловушку для индеек, состоявшую из большого ящика с откидной дверцей, к которой вела приманивающая дорожка из кукурузных зерен. К дверце была прикреплена длинная веревка, дернув за которую, можно было эту дверцу захлопнуть. Наш птицелов так и делал, когда в ящике собиралось достаточно много птиц. Но снова открыть дверцу с помощью веревки было уже нельзя. Для этого приходилось возвращаться к ящику и, значит, распугивать индеек, которые прогуливались вокруг.

Однажды в ловушку забрела дюжина индеек. Потом одна выбралась, и их осталось одиннадцать. "Надо было дернуть за веревку, пока их было двенадцать, - подумал ловец. - Но, возможно, ушедшая индейка еще вернется". И он решил подождать. Пока он ждал возвращения двенадцатой индейки, из ловушки выбрались еще две птицы. "Мне следовало бы удовлетвориться одиннадцатью индейками, - подумал он. - Если хоть одна из них вернется, я тут же захлопну ловушку". Пока он продолжал ждать таким образом, ловушку покинули еще три индейки и так далее. В итоге не осталось ни одной птицы. Ошибка птицелова состояла в том, что он никак не мог расстаться с надеждой на возвращение хотя бы части прежних индеек. Именно таково поведение типичного инвестора, который не может заставить себя продать с убытком. Он продолжает надеяться, что акция вновь поднимется. Отсюда мораль: чтобы сократить свой риск на рынке акций, перестаньте считать индеек.

Итак, для выбора акции вы пользуетесь системой CANSLIM, а для выхода в случае ошибки - 7-процентным правилом. А как вы определяете момент ликвидации выигрышной позиции?

Во-первых, пока акция имеет хорошие показатели, позицию надо сохранять. Как сказал Джесс Ливермор: "Большую прибыль не высчитывают, а высиживают". Во-вторых, нужно уяснить, что продать точно на вершине все равно не удастся. Поэтому смешно убиваться, видя, что акция после того, как ты ее продал, поднялась еще выше. Цель состоит в том, чтобы получить от своих акций весомую прибыль, а не огорчаться из-за того, что цена продолжает расти после вашего выхода из рынка.

В ваших публикациях принижается роль ряда показателей, которые многие считают важными. К ним относятся Р/Е, дивиденды, диверсификация и показатели перекупленности/перепроданности. Что, по-вашему, неверно в трактовке этих показателей с позиций здравого смысла? Начнем с показателя Р/Е.

Абсурдно считать акцию недооцененной, если она продается при низком значении Р/Е. Наши исследования выявили, что отнесение акции к числу лучших слабо коррелируется с величиной ее Р/Е. Так, у одних в начале крупного роста он составлял 10, у других - 50. По данным за тридцать три года наблюдений (1953-1985), средний показатель Р/Е акций-лидеров в самом начале их роста равнялся 20, а у индекса Доу-Джонса за тот же период - 15. В конце фазы роста среднее значение Р/Е этих акций составило около 45. Это означает, что тот, кто в прошлом не покупал акций с Р/Е выше среднего, автоматически лишил себя большинства самых лучших ценных бумаг.

Общая ошибка многих инвесторов состоит в том, что они покупают акцию уже только потому, что ее Р/Е кажется низким. А для того, чтобы Р/Е был низким, обычно есть очень весомые причины. Много лет назад, едва начав изучать рынок, я приобрел акции "Northrop" с четырехкратным превышением доходности. Впоследствии я с изумлением наблюдал, как доходность в итоге снизилась до двукратной.

Другая распространенная ошибка - продавать акции с высокими значениями Р/Е. До сих пор помню, как в 1962 году один инвестор, влетев в брокерскую контору моего приятеля, уверенно заявил, что акции "Xerox" сильно переоценены, ибо они продаются с 50-кратным превышением доходности. И велел открыть короткую позицию по цене 88 долл. А затем эти акции, с учетом обратной поправки на проведенное дробление, выросли до 1300 долл.

А что вы скажете о дивидендах?

Между ценой акции и дивидендами по ней корреляции не имеется. Фактически чем выше дивиденды, которые выплачивает компания, тем хуже ее положение, так как не исключено, что она вынуждена брать кредиты под высокие проценты, чтобы возместить средства, выплаченные в дивидендах. Держать падающие акции только из-за их дивидендов просто наивно. Ведь чистый доход от акции с дивидендом в 4 процента при падении ее цены на 25 процентов обернется 21-процентными потерями.

Ну, а индикаторы перекупленности/перепроданности?

Их я почти не учитываю. В свое время у меня работал один известный специалист по этим техническим индикаторам. Когда в 1969 году в самый разгар падения рынка я уговаривал портфельных менеджеров ликвидировать позиции по акциям и перейти в наличность, этот специалист уверял их, что продавать уже поздно, потому что его индикаторы указывают на сильную перепроданность рынка. И вот с этой-то индикаторной "перепроданностью" падение рынка только ускорилось.

И последний пункт из списка атакуемых вами ценностей здравомыслия - это диверсификация.

Диверсификация - это страхование от неосведомленности. По-моему, лучше владеть немногими акциями и знать о них максимально много. Повышенная избирательность увеличивает шансы выбора наилучших бумаг. К тому же за этими акциями можно следить более внимательно, что важно для контроля над риском.

Сколько же акций вы бы посоветовали держать одновременно среднему инвестору?

При капитале в 5000 долл. разумно держать акции одного или двух наименований, при 10000 - трех или четырех, при 25000 - четырех или пяти, при 50000 - пяти или шести, при 100000 долл. и выше - шести или семи наименований.

Есть ли еще какие-либо серьезные общие заблуждения помимо упомянутых?

Большинство инвесторов считают графики надувательством. И только 5-10 процентов разбираются в них. Даже многие профессионалы ничего не смыслят в графиках. Но инвестор без графиков - это как врач, не использующий рентген и ЭКГ: обходиться без них просто глупо. Графики дают ценные сведения о происходящем, добыть которые другими способами нелегко. С их помощью можно методично отслеживать огромное количество различных акций.

Ранее вы упомянули об использовании объема в качестве индикатора разворота рыночных индексов. Вы используете объем в этом качестве и при торговле индивидуальными акциями?

Объем торговли акцией - это мера спроса и предложения. Если акция начинает двигаться к новой вершине, то объем должен возрасти минимум на 50 процентов по сравнению со среднедневным уровнем последних месяцев. Высокий объем в ключевой точке - это ценнейший признак того, что рынок готов двинуться дальше.

Объем можно использовать и в обратной ситуации. Когда цены после подъема входят в зону консолидации, объем должен сильно падать. Иными словами, на рынок должно поступать очень мало предложений о продаже. Период консолидации обычно подразумевает падение объема.

Как вы справляетесь с полосой потерь?

Полоса потерь, в которой нет вашей вины, говорит о возможном ухудшении положения всего рынка. В случае пяти-шести чистых проигрышей подряд лучше отступить и задуматься, не пора ли выйти из рынка.

Параметр "М" системы CANSLIM подчеркивает, как важно быть вне рынка во время крупных медвежьих фаз - по крайней мере в длинных позициях. В то же время большинство взаимных фондов в силу самой своей природы сохраняют крупные позиции в акциях как на бычьих, так и на медвежьих рынках. Значит ли это, что вы считаете вложения во взаимные фонды неэффективными?

Вы будете удивлены, но я считаю эти фонды превосходными объектами для инвестирования. По-моему, каждый должен иметь собственное жилище, недвижимость, а также инвестиции в акциях или во взаимном фонде. Только так можно получить весомый доход помимо заработной платы. Проблема в том, что, несмотря на их замечательные инвестиционные качества, мало кто знает, как с ними работать. Ключ к успешному инвестированию во взаимные фонды - умение ждать без рассуждений. Если уж вкладывать в фонд, то с расчетом лет на 15 или больше. Только тогда можно сделать по-настоящему большие деньги. Но для этого надо запастись терпением, чтобы переждать три, четыре или даже пять медвежьих рынков. Обычный прирост диверсифицированного фонда акций роста при бычьем рынке составляет от 75 до 100 процентов, а спад при медвежьем - лишь от 20 до 30 процентов.

То есть вложения в фонд и в индивидуальные акции требуют совсем разного подхода?

Да, совсем разного. В случае индивидуальной акции размещение стоп-при-каза просто необходимо, ибо никогда точно не предугадаешь, насколько глубоко она может опуститься. Помню, как однажды я продал акцию за 100 долл., а она, в конце концов, упала до 1 доллара. Я даже не думал, что она может настолько упасть. И где бы я очутился, держись я за нее до конца? Одна такая ошибка - и на рынок уже не вернуться.

В случае взаимного фонда нужно, наоборот, переждать все медвежьи периоды. Поскольку большинство этих фондов диверсифицируется на 100 и более наименований акций всего спектра экономики США, с ростом акций после медвежьего этапа поднимутся и фонды - то есть это почти неизбежно. К сожалению, в медвежий период большинство людей в испуге решают переключиться на что-то другое, губя тем самым свой долгосрочный инвестиционный план. На самом деле, когда хороший диверсифицированный фонд роста резко падает, нужно покупать еще больше.

Выходит, люди в массе своей склонны относиться к фондам так, как следовало бы относиться к индивидуальным акциям, и наоборот, к акциям - как к фондам? То есть обычно они держатся за проигрышные позиции по индивидуальным акциям и, наоборот, ликвидируют вложения во взаимные фонды, если те резко падают.

Совершенно верно. Большая часть того, что люди делают на рынке под влиянием эмоций, ошибочно.

Кстати, каковы наиболее серьезные ошибки, которые обычно совершают инвесторы?

В моей книге есть глава, в которой описывается восемнадцать таких ошибок.

Следующий перечень распространенных ошибок приводится по книге О'Нила "Как зарабатывать на акциях"1:

1. Большинству инвесторов не дано пересечь "стартовой линии", ибо у них нет хороших критериев выбора акций. Они не знают, на что ориентироваться, чтобы найти прибыльную акцию. В результате покупают третьесортные акции типа "ни себе-ни людям", ничем не отличившиеся на рынке и не являющиеся настоящими лидерами.
2. Надежный способ добиться мизерных результатов - купить падаю щую акцию. Такая сделка кажется выгодной, потому что акция стоит дешевле, чем несколько месяцев назад. Так, в марте 1981 года один мой знакомый купил акции "International Harvester" по цене 19 долл., по тому что они резко упали и казались выгодной покупкой. Это была пер вая инвестиция моего знакомого, и он сделал классическую для новичка ошибку - купил акцию по цене, близкой к ее годовому минимуму. Как потом оказалось, компания-эмитент была в трудном положении и в тот момент ей грозило банкротство.
3. Еще более пагубная тактика - докупать при понижающейся, а не при повышающейся цене. Если вы покупаете акцию за 40 долл., а затем при купаете еще по цене 30, то, усреднив заплаченную цену до 35, вы оказы ваетесь во власти проигрышных иллюзий, считая, что делаете удачную инвестицию после неудачной. Такая дилетантская тактика может при вести к серьезным потерям и чуть ли не к разорению после всего не скольких крупных проигрышей.
4. Люди охотно покупают акции, продающиеся по низкой цене. У них со здается ложное впечатление, будто выгоднее купить больше акций ло тами в 100 или 1000 штук (то есть таких, которые измеряются круглыми числами). От этого они чувствуют себя увереннее, а возможно, и зна чимее. Однако лучше покупать 30 или 50 штук более дорогих акций преуспевающих компаний. Нужно исходить из количества вкладывае мых денег, а не из того, сколько можно приобрести долей. Покупайте самый лучший из доступных товаров, а не самый дешевый. Конечно, почти невозможно устоять перед соблазном купить акцию за 2 долл., 5 долл. или даже за 10 долл. Но акции ценой 10 долл. или ниже так деше вы только потому, что их компании-эмитенты либо раньше имели пло хие показатели, либо их положение ухудшилось за последнее время. Акции - это такой же товар, как и все другое. Нельзя приобрести выс ший сорт по самой низкой цене! Покупка дешевых акций обычно обходится дороже по комиссионным и наценкам. Риск при этом выше, потому что скорость падения дешевых акций может быть на 15-20 процентов выше, чем у большинства более дорогих акций. Обычно профессионалы и институциональные участники рынка не покупают акций ценой в 5 или 10 долл. Поэтому купившие эти низкопробные ценные бумаги окажутся в компании держателей гораздо более низкого ранга. Как уже говорилось, институциональная поддержка - одно из условий, способствующих подорожанию акций.
5. Начинающие спекулянты стремятся сорвать на рынке крупный куш. Они хотят получить слишком много и слишком быстро без необходи мого анализа и подготовки, не овладев основными методами и навыка ми. Они ищут легких путей к быстрому выигрышу, не желая тратить время и силы на изучение того, чем они, собственно, занимаются.
6. Американцы в массе своей любят покупать исходя из подсказок, слу хов, и советов консультационных служб. То есть они готовы рисковать своими кровными деньгами, руководствуясь чужими мыслями, а не соб ственным пониманием того, что они делают. Слухи в большинстве сво ем ложны, и, даже если совет верен, то, по иронии судьбы, акция часто падает в цене.
7. Инвесторы покупают второсортные акции из-за дивидендов или малого коэффициента Р/Е. Дивиденды менее важны, чем доходность на ак цию. Фактически чем выше дивиденды, которые выплачивает компа ния, тем хуже ее положение, так как не исключено, что она вынуждена брать кредиты под высокие проценты, чтобы возместить средства, вып лаченные в дивидендах. Инвестор может потерять величину дивиденда за один-два дня ценовых колебаний акции. Что же касается низкого значения Р/Е, то оно, скорее всего, оказалось таковым из-за плохих показателей компании в прошлом.
8. Люди вкладывают в те компании, названия которых им знакомы. Одна ко если человек работал в "General Motors", то это еще не значит, что именно ее акции хороши для покупки. Многие акции, наилучшие с точ ки зрения инвестиций, могут быть плохо известны. Однако с ними мож но и нужно познакомиться, проведя соответствующее небольшое исследование.
9. У большинства инвесторов нет возможности получить добротную ин формацию и совет. А многие из тех, кто всё же получит хороший совет, не оценит его или не последует ему. Ваш знакомый, средний брокер рын ков акций или рядовая консультационная служба могут оказаться пло хими советчиками. И лишь считанные единицы из их числа, которые сами достаточно преуспели на рынке, заслуживают вашего внимания. Выдающиеся брокеры или консультанты встречаются не чаще выдаю щихся врачей, юристов или бейсболистов. Лишь одному из девяти про фессиональных бейсболистов доводится подписать контракт с клубом высшей лиги. А большинству бейсболистов-выпускников колледжей не суждено поиграть даже за рядовые профессиональные клубы.
10. Более 98 процентов людей опасаются покупать акцию, которая входит в зону нового максимума, из-за ее цены. Она просто кажется им черес чур высокой. Однако цены на рынках гораздо точнее индивидуальных ощущений и мнений.
11. Большинство неопытных инвесторов упрямо держатся за потери, ког да те невелики и вполне приемлемы. Они могли бы выйти из рынка без больших потерь, но в силу эмоциональной вовлеченности и свойств че ловеческой психики продолжают ждать и надеяться до тех пор, пока потери не станут значительно большими и дорого им обойдутся.
12. Действуя в том же духе, инвесторы снимают мелкую, легкодоступ ную прибыль и сохраняют убыточные позиции. Такая тактика полно стью противоречит правильной инвестиционной процедуре. Зачастую инвестор сначала продаст прибыльную акцию и только потом - убы точную.
13. Индивидуальные инвесторы чрезмерно переживают из-за налогов и комиссионных. Между тем они должны быть озабочены прежде всего получением чистой прибыли. Излишние волнения из-за налогов обыч но оборачиваются неразумными инвестициями в надежде на получение налоговых льгот. В былые времена инвесторы упускали большую при быль, передержав позицию в надежде на долгосрочный прирост вложе ний. Некоторые инвесторы убеждают себя, столь же ошибочно, что не могут продавать из-за налогов: у них гипертрофированное самомнение и слабая аргументация. Комиссионные затраты на покупку или продажу акций, особенно через дисконтного брокера, имеют второстепенное значение по сравнению с более важными факторами. Прежде всего - это выработка правильного решения и принятие мер по его реализации (при необходимости). Одно из больших преимуществ владения акцией по сравнению с недвижимостью состоит в гораздо более низких комиссионных, немедленной котируемости и ликвидности. Владея акцией, можно быстро и с небольшими потерями защитить себя в неблагоприятном случае или воспользоваться развитием новых высокодоходных тенденций.
14. Многие чрезмерно спекулируют опционами, считая это быстрым спо собом обогащения. Покупая опционы, они ошибочно предпочитают более краткосрочные и дешевые, что связано с большей волатильнос- тью и более рискованно по сравнению с долгосрочными опционами. Ограниченность периода действия вредит владельцам краткосрочных опционов. Многие опционные спекулянты выписывают так называемые "голые опционы", влекущие огромный риск при малом потенциале выигрыша, то есть проводят довольно неразумную инвестиционную операцию.
15. Начинающие инвесторы любят устанавливать лимитированные при казы. Они редко отдают рыночные приказы. Такая тактика малоэф фективна, потому что в погоне за восьмушками и четвертинками пункта инвестор упускает из вида более важное и широкое движение рынка. В конечном итоге приказы с ограничением цены исполнения абсолютно расходятся с рынком и не позволяют инвестору расстать ся с теми акциями, которые следовало бы продать во избежание суще ственных потерь.
16. Некоторым инвесторам нелегко решиться на покупку или продажу. Вернее, они колеблются, не зная, на что решиться. Они сомневаются потому, что, в сущности, не отдают себе отчета в собственных действи ях. У них нет плана, нет свода руководящих правил или принципов, и поэтому они не уверены в том, как именно нужно поступить.
17. Большинство инвесторов не способны к объективной оценке акций. Они вечно обнадеживают себя, питают личные пристрастия и, исходя из этого, игнорируют мнение рынка, которое чаще всего бывает верным.
18. Инвесторы зачастую руководствуются факторами, которые в действи тельности не являются решающими. Например, дроблением акций, воз росшими дивидендами, новостями и сообщениями, рекомендациями брокерских и консультационных фирм.

Есть ли у вас как у человека, всю жизнь занимающегося анализом рынка акций и американской экономики, определенное мнение о качестве исследований, проводимых фирмами с Уолл-стрит?

Как утверждается в одной статье из "Financial World", первоклассные аналитики обычно не дотягивают до качества оценки, которую дает индекс S&P. Одна из серьезных проблем состоит в том, что брокерские фирмы в 80 процентах случаев неверно выбирают компании для своих аналитических прогнозов. Аналитик каждой из отраслевых групп должен выдать свою часть общей картины, хотя лидерами при каждом цикле бывают не все, а лишь отдельные группы. А сколько-нибудь серьезного отслеживания этой ситуации с целью определения перечня отчетов, подлежащих подготовке, сейчас не ведется. Другой серьезный недостаток исследований, проводимых фирмами с Уоллстрит, - малое количество рекомендаций по продаже.

Стабильность вашего более чем двадцатипятилетнего успеха на рынке акций позволяет предположить, что вы не являетесь сторонником теории случайных блужданий. Так ли это?

Рынок акций не является ни эффективным, ни случайным. Он не эффективен из-за избытка поверхностных оценок. Он не случаен из-за тенденций, которые складываются в результате сильных эмоций инвесторов.

Говоря в самом общем плане, для успеха на рынке нужны три основных компонента: это 1) действенная методика отбора сделок, 2) контроль над риском и дисциплинированное следование положениям 1) и 2). Уильям О'Нил - образец успешного трейдера. Он разработал особую методику отбора акций (систему CANSLIM). У него есть жесткое правило контроля над риском. Наконец, он достаточно дисциплинирован, для того чтобы не отклоняться от своих методов отбора акций и управления риском. В дополнение к подробному описанию его оригинальной методики отбора акций в конце данного интервью трейдеры и инвесторы найдут весьма полезный обзор наиболее распространенных ошибок.

1О'Neil.; How to Make Money in Stocks; "McGraw-Hill"; 1988.

Вход

Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: