15. Биржевая толпа и вы

Биржа - это толпа, члены которой ставят деньги либо на повышение, либо на понижение цен. Каждая цена представляет собой соглашение о ценности рынка, достигнутое толпой в момент сделки. Таким образом, биржевики делают ставки на будущий настрой толпы. А он все время колеблется между безразличием, оптимизмом и пессимизмом. Поддавшись влиянию толпы, большинство биржевиков отходят от своего плана игры.

Быки и медведи сражаются, а размер вашего счета растет или падает в зависимости от действий совершенно посторонних людей. Вы не можете управлять биржей. В вашей воле лишь принять решение о собственном вступлении или выходе из игры в тот или иной момент.

Многие биржевики вступают в игру с трепетом и страхом. Влившись в толпу, они попадают во власть эмоций, затуманивающих рассудок. Затянутые в биржевой водоворот эмоции, они отклоняются от намеченного курса игры и несут потери.

Специалисты по толпе

В 1841 году шотландский адвокат Чарльз Макей (Charles Mackay) издал классический труд - "Необычайно массовые заблуждения и безумие толпы". Он описал несколько массовых психозов, в том числе "голландскую тюльпаноманию" в Голландии в 1634 году и "инвестиционный бум южных морей" в Англии в 1720 году.

"Тюльпаномания" началась с игры на повышение на рынках рассады этого растения. Этот биржевой цикл длился долго, и зажиточные голландцы уверовали в непреходящую ценность тюльпана. Многие из них, оставив прежние занятия, перешли на выращивание и продажу этих цветов, а также стали тюльпановыми брокерами. Банки принимали тюльпаны под залог займов, а спекулянты делали деньги. Окончился психоз приступом лихорадочной продажи, которая довела многих до нищеты, а страну - до потрясения. "Люди сходят с ума в толпе, а вновь обретают рассудок медленно и поодиночке", - печально заметил Ч.Макей.

В 1897 году французский философ и политик Гюстав-Лебон (Gustavc LeBon) написал одну из лучших книг по психологии толпы - "Толпа" (The Crowd). Нынешний читатель-биржевик увидит в ней свое отражение, как в старом зеркале.

По наблюдениям Г. Лебона, примкнув к толпе, "люди - независимо от их личной сути, схожести или несхожести в образе жизни, независимо от рода занятий, характера и уровня развития - начинают думать, воспринимать мир и действовать совершенно иначе, нежели каждый из них думал бы, воспринимал мир и действовал, будь он наедине с собой. К этому их побуждает иной, коллективный образ мышления, сопутствующий всякому преобразованию отдельных людей в толпу".

Влившись в толпу, человек меняется. Он становится более доверчивым, порывистым в действиях; он ищет вожака и движим не разумом, а эмоциями. Став частью целого, человек отвыкает думать самостоятельно.

Как показали эксперименты, проведенные в 1950-е годы американскими специалистами по социальной психологии, в коллективах люди думают иначе, чем в одиночку. Так, испытуемый без труда определял, какая из начерченных на бумаге линий длиннее, но не справлялся с задачей, попав в группу, остальные члены которой умышленно отвечали неправильно. Здравомыслящие люди с высшим образованием верили незнакомцам больше, чем собственным глазам!

Члены групп верят другим членам, а особенно вожакам, больше, чем себе. В двухтомном исследовании "Американский солдат" (The American Soldier) Теодор Адорно (Theodore Adorno) в соавторстве с другими социологами установил, что критерий, по которому можно определить, как проявит себя рядовой в боевой обстановке, - это его отношения с сержантом. Тот, кто верит своему командиру, пойдет за ним хоть на смерть - в прямом смысле слова. Биржевик, уверовавший, что идет за тенденцией, не отступится от проигрышной позиции, пока не лишится капитала.

Согласно Зигмунду Фрейду, сплоченность группы зависит от преданности дилеру. Он вызывает отголоски чувств, которые они, будучи детьми, испытывали к отцам: это доверие, благоговение, страх, желание заслужить похвалу и подспудный протест разом. Примкнув к группе, человек воспринимает все касающееся этой группы на детском уровне мышления. У группы без лидера нет сердцевины, и она распадается. Этим, кстати, объясняются покупательная и продажная биржевые лихорадки. Внезапно ощутив, что тенденция, которой они следовали, ушла из-под ног, биржевики панически закрывают позиции.

Члены толпы могут уловить верную тенденцию, но не ее разворот. Примкнув к толпе, человек ведет себя как ребенок, следующий за родителями. Преуспевающие биржевики живут своим умом.

Зачем присоединяться к толпе?

Люди испокон веков объединялись в группы для самосохранения. Охотясь на саблезубого тигра толпой, ее члены получали большой шанс остаться целыми. При единоборстве с этим зверем жизнь охотника висела на волоске. Единоличники и гибли чаще, и потомства оставляли меньше. У коллективистов шанс выжить был больше, и стремление объединиться стало, судя по всему, врожденным свойством человеческой натуры.

Наше общество высоко ценит свободу, но под тонкой оболочкой цивилизованности современный человек несет в себе много первобытных побуждений. Он хочет объединиться с остальными для самосохранения и действовать под руководством сильного вожака. Чем неустойчивее положение, тем крепче желание примкнуть к остальным и следовать за вожаком.

По дебрям Уолл-стрит не бродят саблезубые тигры, однако там есть страх финансовой гибели. И глаза у этого страха весьма велики: ведь биржевик не властен над изменением цен. Ценность его позиции растет или падает в зависимости от купли или продажи, которой занимаются совершенно незнакомые люди. Такая неопределенность толкает его на поиски лидера, который поведет верным путем.

Зачастую биржевик, взвесив за и против, решает спекулировать на повышение или понижение - но, едва открыв позицию, попадает в омут биржевой толпы. Есть несколько примет, по которым можно проверить, не превращаетесь ли вы из трезвомыслящего биржевика в "биржевого толповика" - в ажиотаже или холодном поту.

-Вы утрачиваете независимость в мышлении, когда следите за ценами, как ястреб за добычей; когда ликуете, если они следуют вашим путем, и отчаиваетесь, если ваши пути расходятся. Вы стали полагаться больше на гуру, чем на себя? И в порыве чувств добавляете деньги к проигрышной позиции, а то и меняете позицию на противоположную? Это - тоже сигналы тревоги. Еще один признак утраченной независимости - нарушение собственного плана игры. Заметив такое, постарайтесь взять себя в руки. Если же самообладания не вернуть, закройте позицию, выйдите из игры.

Коллективное мышление

Примкнув к толпе, люди становятся более примитивными и нацеленными на действия, а не на размышления. Ведь толпа способна испытывать только простые, но сильные чувства: ужас, ликование, тревогу, радость. Толпа постоянно бросается в крайности: от страха - к буйному веселью, от паники - к победоносному "ура". Сидя в лаборатории, ученый мыслит хладнокровно и трезво; но стоит ему попасть в водоворот всеобщей биржевой истерии, как он начинает играть безрассудно. Стихия толпы может захватить вас где угодно: и в многолюдной брокерской фирме, и в офисе перед котировочным экраном. Позволив другим влиять на ваши игровые решения, вы теряете шанс на успех.

На военной службе сплоченность необходима для выживания подразделения. На гражданской службе человек, вступив в профсоюз, может удержаться, даже работая спустя рукава. Но на бирже никакое объединение вас не защитит.

Толпа превосходит вас и числом, и силой. Будь вы хоть семи пядей во лбу, вам ее не переспорить. Вам остается либо примкнуть к ней, либо стать независимым одиночкой.

Многие биржевики недоумевают: почему едва они закроют проигрышные позиции, рынок, как нарочно, разворачивается? Дело в том, что члены биржевой толпы страшатся одного и того же. А ПОТОМУ и действуют одинаково и

одновременно. Куда же еще идти рынку, когда уляжется продажная лихорадка? Конечно, вверх. К игрокам возвращается дух оптимизма, и они, взалкав, пускаются в новый "покупательный разгул".

Толпа примитивна, а потому не следует изощряться в биржевой тактике. Планировать успешную игру - не ракету запускать. Если рынок поворачивает против вас, быстро закройте позиции. Спорить с толпой бесполезно - лучше направьте умственную энергию на вопрос о том, где лучше открыть позиции, а где - выйти из игры.

В трудный момент ваша человеческая природа будет склонять вас к потере независимости. Начав спекулировать, вы ощутите желание делать как все и упустите из виду объективную картину игры. Поэтому необходимо разработать собственную систему игры, строго следовать ей и правилам контроля над капиталом на основании самостоятельных решений, принятых до вступления в биржевую толпу.

Кто вождь?

Допустим, цены меняются в вашу пользу: вы на седьмом небе от счастья. А потом цены идут против вас: вы злитесь, отчаиваетесь, пугаетесь и с тревогой ждете следующего шага рынка. Биржевики примыкают к толпе, когда они боятся. Подавленные эмоциями, они теряют самостоятельность и начинают делать, как вес - особенно как вожак толпы.

Дети, испытывая страх, хотят, чтобы им сказали, что делать. Сначала они находят такого руководителя в своих родителях, а затем - в учителях, врачах, священниках, начальниках и признанных знатоках. Биржевики обращаются к гуру, продавцам систем биржевой игры, газетным аналитикам и прочим лидерам в биржевых кругах. Но, как великолепно заметил Тони Пламмер (Тону Plummer) в книге "Психология технического анализа" (Psychology of Technical Analysis), главный биржевой лидер - это цена.

Цена - вот лидер биржевой толпы. Она идет то вверх, то вниз, а следом за ней - биржевики во всем мире. "Следуйте за мной, и я приведу вас к богатству", - словно зовет она биржевиков. В большинстве своем они считают себя независимыми. Мало кто осознает силу своей ориентации на действия вождя.

Благоприятная для вас тенденция олицетворяет собой отца-кормильца. "Иди кушать!" - зовет он. Неблагоприятная тенденция - это отец-каратель. Поддавшись таким чувствам, биржевик упускает из виду действительное развитие игры и, конечно, сигналы о выходе. Вы можете петушиться или торговаться или молить о пощаде - вместо того, чтобы хладнокровно признать потери и бросить проигрышную позицию.

Независимость

Вы должны строить свою игру на тщательно продуманном плане действий, а не метаться вслед за изменениями цен. Запишите свой план и приколите его к стене.

Необходимо точно определить условия вступления и выхода из игры. Не принимайте решений под влиянием момента, когда вы сильно уязвимы для стихии биржевой толпы.

Преуспеть в игре можно, лишь мысля и действуя независимо от других. Самое слабое звено в системе биржевой игры - сам биржевик. Он проигрывает, спекулируя без всякого плана или отклоняясь от имеющегося. Но за составление планов берутся лишь биржевики с трезвым мышлением, а не игроки из толпы: такие действуют экспромтом.

Наблюдайте за собой и за изменениями в своем настроении во время игры. Записывайте причины своего вступления в сделку и правила выхода из нее, включая и контроль над капиталом. Ни в коем случае не меняйте план, когда у вас открыта позиция.

Помните древнегреческий миф о сиренах - морских созданиях? Заслышав их, зачарованные моряки бросались за борт и тонули. Одиссей же, желая послушать певуний, велел матросам привязать его к мачте, а самим набить уши воском. Так он и сирен послушал, и цел остался: ведь привязанному за борт не броситься. Вы уцелеете как биржевик, если привяжете себя к мачте плана игры и правилам контроля над капиталом.

Следующая глава:
16. Психология тенденций.
Предыдущая глава:
14. Биржевая среда

Вход

Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: