6. Биржевые гуру

Гуру появились одновременно с биржевой игрой. Классическое произведение о биржевых психозах - "Необычайно массовые заблуждения и безумие толпы" (Extraordinary Popular Delusions and the Madness of Crowds) - вышло в 1841 году в Англии. Эта книга переиздается и по сей день. Ее автор, Чарльз Макей (Charles Mackay), описал различные массовые психозы - такие, как "голландская тюльпаномания" (Dutch tulip mania), "бум южных морей" (South Seas bubble) в Англии и другие. Человеческая природа меняется медленно, и сегодня биржевики охвачены новыми массовыми психозами, в том числе и психозом "гуру".

Сейчас, в связи с совершенствованием систем телекоммуникаций, психозы "гуру" развиваются быстрее, чем столетия назад. Даже образованные вкладчики и биржевики следуют за биржевыми гуру, уподобившись истово уверовавшим в лжемессий времен средневековья.

На финансовых биржах есть три типа гуру: это гуру биржевого цикла (market cycle gurus), гуру чудодейственного метода (magic method gurus) и гуру-ископаемые (dead gurus). Первые предсказывают важные перемены биржевого курса. Вторые поставляют "уникальные методы" - прокладывают новые столбовые дороги к богатству. Третьи, избежав критических стрел, обязаны своей славой уходу из мира сего.

* Первоначально этот раздел был опубликован в виде статьи Александра Элдера "Биржевые гуру" (Market Gurus) в сентябрьском номере журнала "Фьючерс энд оншионз уорлд" (Futures and Options World), 1990, Лондон, Великобритания.

Гуру биржевого цикла

В течение многих десятилетий на бирже США действовал четырехгодичный цикл. Существенные падения и минимальные уровни отмечались в 1962, 1966, 1970, 1974, 1978 и 1982 годах. Подъем происходил, как правило, за два с половиной или три года, а спад - за год-полтора.

Новый гуру биржевого цикла появляется с наступлением чуть ли не каждого крупного цикла, т.е. примерно раз в четыре года. Венец его славы сияет два-три года. Период правления каждого гуру совпадает в США с длительным периодом игры на повышение.

Гуру биржевого цикла предвещает крупные подъемы и спады. С каждым верным предсказанием слава его растет, побуждая все большее число людей совершать куплю или продажу при новом его прогнозе. Когда гуру становится центром всеобщего внимания, его слова воспринимаются уже как само собой разумеющееся пророчество. Если вы распознаете новоиспеченного преуспевающего гуру, есть смысл следовать его советам.

Учитывая, что аналитиков биржи тысячи, кто-то из них, безусловно, должен оказаться на высоте в тот или иной момент. Большинство попадает в конце концов в "яблочко", но эта точность сродни той, что бывает у сломанных часов:

ведь и они дважды в день показывают точное время. Вкусившие радость триумфа подчас совершенно падают духом, когда праздник окончен, и вылетают из игры. Однако немало и таких, кто ждет своего очередного триумфального часа, а в перерывах работает как обычно.

Успех гуру биржевого цикла вершится не только в миг удачи. Дело в том, что у каждого есть своя, излюбленная биржевая теория. Эту теорию - будь то теория циклов (Cycles theory), объема сделок (Volume of Trades theory) или волновая теория Эллиотта (Elliott Wave theory) - он обычно преподносит за несколько лет до своего звездного часа. Сначала биржа отнюдь не вдохновляется этим детищем и отворачивается от него. Но, меняясь от года к году, она постепенно принимает его. Вот тогда-то на биржевом небосклоне восходит и загорается звезда этого гуру.

Не правда ли, эта картина напоминает происходящее в мире фотомоделсй? Меняются вкусы - меняется и спрос. Одно время в моде были блондинки, потом стали рыжие. И вот уже вчерашняя белокурая звезда сошла с обложки крупнейшего женского журнала. Она никому не нужна: теперь требуется брюнетка или модель с родинкой на щеке. Меняется не модель - меняются вкусы.

Гуру - это всегда выходцы с задворков биржевого анализа. Их не встретишь среди аналитиков из крупных фирм и организаций. Эти специалисты осторожничают и никогда не блещут прогнозами, потому что составляют их по схожим методикам. Гуру биржевого цикла - непрофессиональный биржевик, выдвигающий уникальную теорию.

Гуру обычно зарабатывает на жизнь, публикуя биржевые бюллетени, а разбогатеть он может на консультационных услугах. Количество подписавшихся на его издания может за год подскочить с нескольких сотен до десятков тысяч. По сообщениям прессы, один из гуру последнего периода нанял трех секретарей специально для обработки почты с присланными деньгами, потоки которых стекались в его фирму.

На конференциях вкладчиков гуру окружает толпа поклонников. Если вам случится попасть в этот хоровод, обратите внимание, что поклонники редко когда просят кумира рассказать о его теории. Для них достаточно внимать самим звукам его голоса. Увидеть его также весьма престижно, чем они и похваляются перед своими знакомыми.

Гуру остается в почете, пока происходящее на бирже совпадает с его теорией: обычно слава его меркнет по окончании четырехгодичного биржевого цикла. В определенный момент ситуация на бирже меняется, разворачиваясь далее по другому сценарию. Гуру же, продолжая действовать по старинке, вместо былого успеха быстро теряет свою паству. А когда его предсказания больше не сбываются, всеобщее преклонение сменяется всеобщей ненавистью. И нового звездного часа у имевшего публичный провал гуру уже не случается.

В начале 70-х годов верховным гуру биржевого цикла был Эдсон Гулд (Edson Gould). Он строил свои прогнозы на основании изменений стратегии Федерального резервного банка (Federal Reserve Bank), которую определял по переменам учетной ставки (discount rate). Согласно его знаменитому правилу "три шага - на четвертом споткнулся", трехразовое повышение этой ставки означает ужесточение биржевой ситуации и последующую игру на понижение (bear market). И наоборот, трехразовое уменьшение ставки - сигнал разворачивания финансовой деятельности и тенденции к повышению (bull market). Гулд также разработал оригинальный графический метод - диаграммы темпа (speedlines). Это линии тенденции, угол наклона которых зависит от скорости развития тенденции.

Пик славы Гулда пришелся на 1973-1974 годы, в период тенденции на понижение. Он взлетел на биржевой Олимп, точно предсказав декабрьский спад 1974 года, когда промышленный индекс Доу Джонса (Dow Jones Industrials) упал до 500. Когда биржа устремилась вверх, Гулд с помощью своих диаграмм темпа правильно уловил ее ключевые поворотные моменты (turning points), и слава его возросла. Но затем Америку залила ликвидность, инфляция усилилась, и методы Гулда оказались непригодными, ибо были рассчитаны на другую финансовую ситуацию. К 1976 году он потерял большинство своих приверженцев, и сегодня мало кто вообще помнит его имя.

Новый верховный гуру - Джозеф Гранвилл (Joseph Granville) - появился в 1978 году. Изменения цен следуют за изменением объема сделок с акциями - эту свою мысль он выразил весьма образно: "Объем - это пар, движущий рыночный паровоз". В автобиографии Гранвилл написал, что его осенило, когда он, сидя в туалете, разглядывал узор из кафельных плиток на полу. Он перенес узор-график с пола на страницы бюллетеня, но биржа не прислушалась к его прогнозам. Он разорился, развелся и, оставшись без крова, ночевал на полу в конторе своего приятеля. К концу 70-х биржа - как никогда прежде - начала играть по сценарию Гранвилла, и тогда к нему стали прислушиваться.

Гранвилл гастролировал по Соединенным Штатам, выступая перед морем людей. Он выезжал на сцену в карсте, оглашал прогнозы и бранил биржевых заправил, если те не желали признавать его теорию. Он пел, играл, а иногда и

скидывал брюки - дабы произвести впечатление. Его прогнозы поражали точностью; он стал центром всеобщего внимания; средства массовой информации цитировали его наперебой. Гранвилл сделался очень крупной фигурой: он стал задавать тон бирже. Когда он объявил, что играет на понижение, индекс Доу упал более чем на 40 пунктов в день - огромный по тем временам обвал. Успех опьянил Гранвилла. В 1982 году на бирже началось повышение, но Гранвилл продолжал предсказывать спад, неуклонно советуя своим редеющим последователям играть на понижение. В 1983 году повышение усилилось. Гранвилл наконец сменил тактику, посоветовав перейти на куплю, когда индекс Доу уже возрос вдвое. Он продолжает издавать биржевой бюллетень - отблеск его прежнего ореола.

Очередной гуру - Роберт Пректер (Robert Prechter) - заявил о себе в 1984 году. Свою карьеру он сделал как специалист по волновой теории Эллиотта. Р. Н. Эллиотт (R. N. Elliott) - прозябавший в нищете бухгалтер - разработал ее в 30-е годы. По его теории, повышение на бирже совершается в 5 волн-этапов, а понижение - в 3, при этом каждый этап можно разделить далее на более мелкие.

Аналитические бюллетени Пректера, как и в случаях с его предшественниками, долгое время имели лишь скромный успех. Когда при игре на повышение индекс Доу перевалил за 1000-ную отметку, публика обратила внимание на молодого аналитика, утверждавшего, что это - лишь рубеж на пути к 3000. Тенденция на повышение крепла с каждым месяцем, а вместе с ней росла и слава Пректера.

В 80-е годы - разгар игры на повышение - эта слава из узкого круга биржевых публикаций и конференций для вкладчиков вырвалась на простор телевидения и популярных журналов, которым Пректер давал интервью. В октябре 1987 года кумир оплошал, дав сначала указ совершать продажу, а затем - переходить на куплю. Когда индекс Доу рухнул вниз на 500 пунктов, всеобщее преклонение перед ним сменилось негодованием и ненавистью. Одни винили его за этот спад, другие были недовольны, что биржа так и не достигла предсказанного им пика в 3000. Консультационная деятельность Пректера сошла на нет, и он практически свернул ее.

Все гуру биржевого цикла имеют несколько общих признаков. Они заявляют о себе в сфере прогнозов за несколько лет до своего звездного часа. У каждого есть своя, уникальная теория и группка последователей; каждый внушает некоторое доверие, просто-напросто держась на плаву в консультационной сфере. Последователей гуру не смущает, что его теория не оправдывала себя несколько лет кряду. Когда она срабатывает, то привлекает внимание средств массовой информации. Когда же теория перестает действовать, всеобщее преклонение перед гуру сменяется ненавистью.

Угадать в новом гуру будущую звезду и примкнуть к его окружению сулит выгоду. Но еще важнее предугадать пик его карьеры, ибо все гуру терпят крах - и начало его приходится на зенит их славы. Если средства массовой информации становятся благосклонны к гуру - значит, он добрался до этой вершины. Средства массовой информации остерегаются не имеющих успеха биржевиков. Если биржевая звезда удостоилась внимания нескольких многотиражных журналов, ее закат не за горами.

Еще один признак зенита славы - интервью звезды в "Баррон'с" (Barron's). Каждый год, в январе, этот крупнейший американский деловой еженедельник собирает совет выдающихся аналитиков: они изрекают мудрые мысли и делают прогнозы на грядущий год. Обычно на этот совет приглашают "безопасных аналитиков", т.е. тех, кто специализируется на прогнозах в соотношении цен и зарплаты, отраслей с наметившимся ростом и т.д. Включить в число приглашенных на январскую встречу гуру-звезду с какой-нибудь диковинной теорией - для "Баррон'с" крайняя редкость. Званым бывает лишь избранник публики, так как, исключив его из этого круга, еженедельник рискует уронить свой престиж. И Гранвилл, и Пректер, будучи в зените славы, выступали на январском совете. И оба терпели крах всего несколько месяцев спустя. Так что не рекомендую вам продлевать подписку на бюллетени очередного биржевого гуру, приглашенного на январский совет.

Появление новых гуру неизбежно в силу природы биржевой толпы. Прежнему гуру биржевого цикла до былых вершин не подняться. Раз споткнувшись, он из кумира превращается в объект насмешек и ненависти. Так, разбитой драгоценной вазе - сколько не склеивай - прежней ценности не вернешь.

Гуру чудодейственного метода

Если гуру биржевого цикла - обитатели биржи акций, то "гуру чудодейственного метода" фигурируют в основном на фьючерсных рынках (futures markets). Звезда такого гуру вспыхивает на финансовом небосклоне, когда он открывает новый метод анализа или ведения биржевой игры.

Биржевик всегда ищет способы обойти коллег-соперников. Надежный прием игры для него - все равно что боевое оружие для средневекового рыцаря, и он также готов раскошелиться - лишь бы заполучить его. А уж если посулили волшебный ключик к неиссякаемой сокровищнице, его никакая цена не смутит.

Гуру чудодейственного метода и есть продавец связки таких ключиков. Но чем больше людей ознакомится и опробует этот новый метод, тем хуже для метода: он неизбежно изнашивается и выходит из моды. Над биржами всегда веют ветры перемен, и вчерашние методы могут сегодня не сработать, не говоря уже о завтрашнем дне.

В начале 70-х годов Джейк Бернстайн (Jake Bernstein) - чикагский составитель бюллетеней - стал знаменит благодаря своим прогнозам взлетов и спадов на основе биржевых циклов. Его методы действовала хорошо, и слава его росла. Бернстайн поставлял дорогостоящие бюллетени, проводил конференции, заправлял фондами и публиковал книгу за книгой. Но биржа, как ей и полагается, изменилась, ослабив в 80-е годы свою цикличность.

Еще одна яркая чикагская звезда - Дж. Питер Стейдлмайер (J. Peter Steidlmayer). Он разработал метод "Рыночный профиль" (Market Profile), призванный открыть секреты рождения спроса и предложения. Последователи этого метода могли бы покупать на донышке (bottom) спада, а продавать - на гребне (top) взлета. Скооперировавшись с предпринимателем Кевином Коем (Kevin Koy), Стейдлмайер организовал курс четырехдневных семинаров, принимая по 50 человек в группу и беря по 1600 долларов с каждого. Но заметного преуспеяния среди приверженцев "Рыночного профиля" отмечено не было, и теоретики рассорились. Стейдлмайер затем нашел себе место в брокерской фирме, время от времени возвращаясь к семинарским занятиям.

Как это ни странно, но и в наш век скоростной межконтинентальной связи репутация за рубежом мокнет медленно. Лишившись ореола славы на родине, гуру тем не менее может зарабатывать на экспорте своей теории. Это мне подтвердил один гуру, сравнивший свою популярность в Азии с карьерой закатившихся звезд американской эстрады и кино. В США им уже не найти поклонников, но за границей они еще могут зарабатывать на жизнь пением.

Гуру - ископаемые

Третий тип гуру - это гуру-ископаемое. Издатели переиздают его книги, новые поколения рьяных биржевиков кропотливо изучают курсы его лекций, народ слагает легенды об успехах приснопамятного аналитика. Но в лучах этой славы гуру-ископаемому уже не погреться - он в мире ином. Зато в этом мире есть кому погреть руки на его репутации и утративших силу авторских правах. Примеры приснопамятных гуру-ископаемых - Р.Н.Эллиотт и легендарный У.Д.Ганн (W.D.Gann).

Всевозможные дельцы продают "Курсы Ганна" (Gann Courses) и "Программы по Ганну" (Gann Software), уверяя, что их звезда - лучший биржевик во всей истории, что он оставил 50-миллионное состояние и т. д. Я беседовал с сыном Ганна - аналитиком одного из бостонских банков. И он сказал, что биржевой игрой его знаменитый папа даже не мог прокормить семью и зарабатывал на жизнь продажей своих инструкций по биржевому делу. Когда же, в 50-е годы, У.Д.Ганн скончался, все его состояние, включая и дом, было оценено примерно в 100000 долларов: не нищета, но и не богатство - по американским меркам. Легенду о биржевом корифее Ганне пытаются увековечить те, кто продает его инструкции и прочий товар доверчивым клиентам.

Последователи гуру

Биржевые гуру - народ разномастный. Некоторых уже нет среди нас, но палитра ныне живущих весьма широка - от ученых мужей до конферансье развлекательных программ. Сначала гуру должен определить свою стезю, и лишь потом - если повезет - на нее свернет и биржа.

Желающим узнать о скандальных историях со многими гуру советую почитать книгу Вильяма Галлакера (William Gallacher) "Победитель получает все" (Winner Takes All) и книгу Брюса Бабкока (Brucc Babcock) "Руководство Доу Джонса по системам биржевой игры" (The Dow Jones Guide to Trading Systems). В этом разделе своей книги я хотел бы просто проанализировать явление "гуру".

Оплачивая услуги гуру, люди рассчитывают, что затраты окупятся сторицей. Но надеяться на это - все равно, что попробовать обыграть уличного шулера с его тремя картами. Выставленные на кон - т.е. выложенные на перевернутый ящик - доллары не принесут выигрыша. На эту приманку клюют лишь простаки да любители легкой наживы.

К гуру обращаются те, кому нужен сильный вожак. Они ищут в нем всеведущего и по-отечески заботливого покровителя. Как выразился один мой приятель, "они бродят с концом пуповины в руках, присматривая новую розетку для этой вилки". Что ж, были бы у этих неприкаянных деньги, а уж опекун найдется.

Гуру никогда не переведутся, ибо их требует публика. Всякий же разумный биржевик, должен понимать, что, в конечном счете, никакой гуру его не обогатит. Добиться победы он может лишь собственными усилиями. 

Следующая глава:
7. Саморазрушительность
Предыдущая глава:
5. Фантазия и реальность

Вход

Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: