Молчание черепашек

 Представьте себе английскую гостиную, отделанную дубовыми панелями. Два явно богатых джентльмена сидят в креслах, глядя в пылающий камин, попыхивая трубками и обсуждая свою философию торговли.

—Я думаю, Колин, что любого можно научить быть превосходным трейдером. В этом нет ничего магичес кого. Не требуется никакого исключительного таланта. Надо просто заучить соответствующие правила и следовать этим правилам. И я совершенно не сомневаюсь в том, что любого могу научить, как сделать состояние на торговле.

—Все это чепуха, Дункан! Просто ты думаешь, что твой торговый успех является результатом твоей системы. Но ты не понимаешь, что у тебя есть особый талант. Ты можешь написать свои правила метровыми буквами и заставить людей целый год читать их ежедневно, но они все равно не смогут делать того, что делаешь на рынках ты. Твой успех является следствием твоего таланта. Этому научить нельзя!

—Что ж, Колин, мы повторяем одно и то же уже в сотый раз. Давай решим этот спор раз и навсегда. Почему бы нам просто не взять десяток человек, научить их моей системе, дать каждому на торговлю по миллиону фунтов и посмотреть, что получится?

—Прекрасная идея, Дункан! Выбери десять человек, подготовь их, и если по истечении одного года они не смогут увеличить свой капитал по меньшей мере на 25% — а это скромная цифра с учетом того, что ты обычно делаешь за год в два-три раза больше, — ты заплатишь мне миллион фунтов. А если они смогут сделать больше 25%, то я заплачу тебе столько же.

Затем Дункан и Колин подошли к окну и стали высматривать среди прохожих потенциальных кандидатов для своего эксперимента. Каждый раз, когда они приходили к общему мнению по поводу того или иного человека, они посылали дворецкого, чтобы пригласить прохожего в дом.

Вышеописанное выглядит как забавный сюжет для рассказа или кинофильма (собственно говоря, это довольно вольная адаптация замечательного рассказа Марка Твена «Банковский билет в миллион фунтов стерлингов»). Однако давайте перенесемся из Лондона в Чикаго, уберем денежный элемент спора и используем более совершенный метод отбора кандидатов — и тогда история эта окажется истиной, а не вымыслом. Легендарный трейдер Ричард Деннис, который, как известно, превратил свою начальный капитал в несколько тысяч долларов в состояние, оценивающееся в 200 млн долларов, действительно имел такой спор со своим партнером Уильямом Эк-хардтом (интервью с которым помещено в предыдущей главе). Деннис утверждал, что успеху в торговле можно научить, а Экхардт поднимал эту идею на смех.

Чтобы разрешить этот непрекращающийся спор, Деннис и Экхардт решили провести свою версию описанного выше эксперимента. Они поместили объявление в Wall Street Journal, приглашающее людей, заинтересованных в том, чтобы пройти подготовку в качестве трейдеров. После процесса рассмотрения письменных заявлений, оценки результата экзамена и собеседования с отобранными финалистами из приблизительно тысячи откликнувшихся на объявление была отобрана группа в 13 человек. В течение примерно двух недель Деннис и Экхардт преподавали этой группе счастливчиков некоторые свои системы. Ничего не скрывая, они передали этой группе все детали. После подготовки Деннис профинансировал эту группу и отправил ее торговать самостоятельно.

Первая группа добилась в течение первого же года настолько хороших результатов, что на следующий год Деннис повторил эксперимент со второй группой из десяти человек. Обе эти группы трейдеров получили прозвища «черепашек». Это довольно любопытное название родилось во время поездки на Восток, совершенной Ричардом Деннисом в то время. В ходе этой поездки он посетил черепашью ферму, на которой в огромных чанах выращивали черепах. В представлении Денниса картина выращивания тысяч копошащихся черепашек в огромных чанах была превосходной аналогией подготовки трейдеров.

Был ли прав Ричард Деннис? Можно ли на самом деле обучить людей быть исключительно успешными трейдерами? Чтобы ответить на этот вопрос, давайте вернемся на шесть лет назад, когда я готовился писать эту книгу. Начал я с поиска возможных кандидатов на интервью. При отборе фьючерсных трейдеров одним из использованных мною источников был ежеквартальный обзор, публикуемый Managed Accounts Reports.

В этом отчете обобщаются результаты работы большого числа управляющих портфелями фьючерсов (commodity trading advisors, СТА) и дается краткая характеристика каждому трейдеру. В конце каждой такой характеристики находится сводная таблица, в которую включены основные статистические данные, такие как среднегодовая прибыль в процентах, максимальное падение капитала, коэффициент Шарпа (отношение прибыль/риск), процентная доля выигрышных месяцев и вероятность достижения при работе с данным СТА 50-процентного, 30-процентного и 20-процентного убытка. Объективности ради я листал страницы, обращая внимание только на эти таблицы (а не на имена трейдеров), и отмечал тех консультантов, чьи положительные результаты казались особо из ряда вон выходящими. В итоге я отобрал восемнадцать из более чем ста СТА, представленных в данном обзоре. Восемь из этих восемнадцати трейдеров (44%) оказались «черепашками». Поразительно! Ричард Деннис был абсолютно прав (надо признать, что годом позже результаты эти были бы гораздо менее впечатляющими, ибо 1991 оказался для многих «черепашек» годом весьма несладким).

Мне показалось очевидным, что если я хочу пуститься на поиски ингредиентов торгового успеха, мне нужно поговорить с «черепашками». Уникальность эксперимента Денниса, похоже, дала необычную возможность увидеть, чем отличается подход к рынкам у разных людей, прошедших одну и ту же подготовку. Хотя на бумаге эта идея выглядела неплохо, осуществить ее оказалось очень трудно. Во-первых, я обнаружил, что целый ряд «черепашек» просто отказываются разговаривать. «Послушайте, — говорил им я, — я понимаю вашу сдержанность. Однако уверяю вас, что не напечатаю ничего до тех пор, пока вы сами не увидите текста, и если вы решите, что неумышленно раскрыли какие-то свои торговые секреты, я обещаю не использовать этот материал. Весь риск на моей стороне. Ведь я могу пройти весь процесс интервью и редактирования, а вы в конце можете отказать мне в разрешении использовать этот текст. Чем вы рискуете?»

Несмотря на эти заверения, несколько «черепашек» отказались даже рассматривать идею участия в интервью.

Но те, кто отказался беседовать со мной, были лишь частью проблемы. Главная проблема состояла в том, что остальные члены группы старались в основном не говорить ничего такого, что могло представлять хоть какой-то интерес. Я хорошо знал, что члены группы подписали соглашение о неразглашении какихлибо частей системы, и не рассчитывал, что они поделятся этими секретами с остальным миром. Поэтому в процессе интервью я избегал каких-либо конкретных вопросов, касающихся самой системы. К сожалению, осторожность «черепашек» была настолько велика, что они избегали говорить обо всем, хотя бы отдаленно связанном с системой (поневоле на память приходят фильмы о Второй мировой войне, где сбитый американский летчик отвечает на все вопросы, повторяя свое звание, должность и номер части). Ниже следует характерный фрагмент с целью показать атмосферу типичного интервью.

—Как вы выбираете свои сделки?

—Я в основном использую систему, но не могу говорить об этом подробно.

—Я знаю, что мы не можем обсуждать детали системы, но можете вы хотя бы сказать мне, в самых общих выражениях, почему эта система имеет тенденцию работать гораздо лучше, чем огромное большинство других существующих систем следования за трендом?

—А я ничего о других системах и не знаю.

—Хорошо, в целях сравнения давайте просто используем типичную систему, основанную на скользящей средней, которая по существу является одним из методов следования за трендом. Не раскрывая каких-либо конкретных торговых секретов, можете ли высказать в самом общем концептуальном смысле, чем отличается система, преподанная вам Деннисом, от этих более стандартных подходов?

—Я предпочел бы не отвечать на этот вопрос.

—По каким торговым правилам вы живете?

—По тем же общим правилам, которые, я уверен, вы слышали повсюду. Не думаю, что смогу добавить здесь что-то новое.

—Поговорим о конкретной торговой ситуации. Недавнее начало воздушной войны США против Ирака привело к ряду гигантских ночных движений цены. Участвовали ли вы в каком-либо из этих рынков? Следили ли вы за этими рынками во время ночных сессий?

—Мне повезло — в то время я находился вне рынка сырой нефти.

—А как насчет рынка золота, который в то время также пережил огромный разворот цены?

—Да, у меня была позиция по золоту.

—Не секрет, что подход Денниса был по своей природе следованием за трендом. Поэтому очевидно, что коль скоро длительное время до начала воздушной войны рынок повышался, у вас в то время должна была быть длинная позиция. Война началась ночью, и хотя цены на золото сначала росли, к следующему утру они опустились более чем на 30 долларов. Следилили вы за рынком в течение ночной сессии? И если так, то как вы отреагировали?

—Я закрыл позицию.

—Произошло ли это потому, что рынок получил новость, которая по своей природе должна была быть бычьей — речь идет о начале войны, — после чего лишь немного повысился и сразу начал падать?

—Не могу сказать.

— Вряд ли то, о чем я говорю, относится к секретам торговли. Шесть лет назад в одной книге я описал идею, что если рынок не откликается на важную новость соответствующим образом, то это является существенным показателем поведения цены. И я уверен, что был не первым и не последним, кто опубликовал эту идею. Все, о чем я спрашиваю, — было ли это основанием для вашего решения быстро зафиксировать убыток, или было что-то еще?

—Были и другие соображения, но я об этом говорить не могу.

—Нет ли чего-нибудь такого, о чем мы не говорили, касающегося философии успешной торговли, о чем вы хотели бы рассказать?

— (Длительная пауза.) Нет, пожалуй. Ничего такого мне в голову не приходит. Что ж, идея вам ясна. Применяя соответствующий торговый принцип, я решил прекратить свои убытки и, проведя несколько первых интервью с «черепашками», не обращаться за следующими.

По-видимому, исключительная чувствительность «черепашек» к возможности раскрытия того, чему научил их Ричард Деннис, пусть даже ненамеренно, оказалось непреодолимым препятствием к ведению таких относительно открытых бесед, которые я имел с другими трейдерами. Я, однако, выбрал короткие выдержки из двух интервью, проведенных мною с «черепашками». Следующий материал дает определенное представление об опыте «черепашек» и некоторые идеи о полезности уроков или советов по торговле.

МАЙКЛ КАРР

После почти паранойи и даже грубости, с которыми я столкнулся, обращаясь с просьбами об интервью к некоторым «черепашкам», отношение Майкла Kappa (Michael Can) вызвало приятное чувство облегчения (он не только любезно согласился на интервью, но и, узнав, что я увлекаюсь туризмом, проявил достаточно внимания, чтобы послать мне брошюру о «Тропе ледникового периода», проходящей недалеко от его дома). Карр входил в первую группу «черепашек», подготовленных Ричардом Деннисом. Он начал торговать в 1984 году и за четыре года торговли на Денниса делал прибыль в среднем по 57% в год (в первой трети 1988 года, когда Деннис прекратил эту программу, он переживал скромный убыток). Карр не возобновлял торговлю до августа 1989 года, когда он открыл свою компанию СТА. По состоянию на конец 1991 года капитал Карра увеличился на 89%.

Я проинтервьюировал Карра в его доме в Висконсине, который фактически стоит посреди озера и соединяется с берегом очень длинной подъездной дорогой. Я приехал, когда как раз начинался шторм. Из офиса Карра, со всех сторон окруженного окнами, открывается вид на воду во всех направлениях. Это сочетание окружающей воды и шторма создавало впечатляющий задний план. К сожалению, декорация оказалась более внушительной, чем сам наш разговор. Хотя Карр вел себя вполне дружелюбно, беседа наша была пронизана тем же духом осторожности, что был характерен для всех интервью с «черепашками».

—Как вы стали «черепашкой»?

—Я работал разработчиком в компании по производству игр TSR, известной игрой «Подземелья и драконы».

Работать в TSR я начал, когда там было всего несколько человек. В последующие годы компания пережила впечатляющую фазу роста, на пике которой в ней начитывалось свыше 300 служащих. Затем наступили трудные времена, и компания, чтобы выжить, произвела радикальные сокращения. Я потерял работу вместе с двумя сотнями других служащих. Примерно в то же время мне попался в руки экземпляр Wall Street Journal По иронии судьбы, это был тот самый номер, в котором Ричард Деннис опубликовал свое объявление о поиске стажеров по трейдингу.

—Был ли у вас в то время какой-либо опыт работы на фьючерсных рынках?

—Никакого опыта торговли у меня не было. Однако в то время, когда я работал в TSR, я предложил идею со здания игры о биржевой торговле. Я думал, что фьючерсные рынки обладают всеми необходимыми компонен тами для создания успешной игры. Чтобы набрать общую информацию, я прочитал множество публикаций, выпускаемых биржами. Я также прошел специальный курс обучения, включавший шесть вечерних занятий с фьючерсным брокером. Поэтому у меня было рудиментарное понимание фьючерсных рынков, но не более того.

— Насколько я понимаю, было более тысячи претендентов, но отобрали лишь тринадцать кандидатов.

— Как вы думаете, почему выбрали именно вас?

— Насколько я знаю, я был единственным кандидатом, работавшим в игровой компании. Думаю, мне помог выделиться тот факт, что опыт моей работы отличался от других. Кроме того, немалая часть торговли фьючерсами основывается на теории игр и вероятности. Поэтому не так уж трудно поверить, что человек, имеющий опыт в этой области, может добиться успехов.

— Кто с вами беседовал?

— Ричард Деннис и двое его помощников.

— Можете ли вы вспомнить какие-нибудь свои ответы во время этого интервью, которые, возможно, помогли вам получить эту работу?

—Да ничего особенного. Я думаю, однако, что, несмотря на отсутствие у меня опыта в этой отрас ли, я смог задавать разумные вопросы и отвечать соответственно. Однако было одно исключение (при воспоминании об этом он смеется). Я, вероятно, был одним из немногих кандидатов, которые практически ничего не знали о Ричарде Деннисе. И хотя я этого не знал, Ричард Деннис был известен как один из величайших технических трейдеров в мире. Во время интервью я спросил: «А вы торгуете на рынках, используя фундаментальный или технический подход?» Все рассмеялись. Он ответил: «Мы торгуем на основе технического подхода». И я отозвался вопросом: «А что, фундаментальный анализ умер?» Деннис ответил с улыбкой: «Надеемся, что нет».

—Очевидно, отсутствие у вас опыта вам не повредило.

—Как оказалось, из тринадцати отобранных человек у одной трети вообще не было опыта, у другой трети был значительный опыт, а у остальных опыт был не большой.

—Я знаю, что вы не можете раскрывать каких-либо конкретных деталей о вашем подготовительном курсе. Однако, возможно, есть какие-либо общие уроки, которые вы вынесли из этих занятий, о которых вы можете говорить?

—Совет, который как я думаю, представляет ценность для любого человека, торгующего на рынке, заключается в следующем: не беспокойтесь о том, что собирается сделать рынок, беспокойтесь о том, что вы собираетесь сделать в ответ на поведение рынка.

—Можете ли вы дать еще какой-либо совет относительно психологии или отношения?

—По-моему, значительной части населения вообще не следует торговать на рынках. Хотя я и не уверен, что можно использовать в качестве примера азартные игры, думаю, что здесь есть очень близкая аналогия. Люди, которые проявляют себя мудрыми и рассудительными игроками, будут, вероятно, мудрыми и ассудительными инвесторами, потому что у них есть этакое отстраненное видение ценности денег. С другой стороны, те люди, которых захватывает волнение при виде величины ставок, будь то азартные игры или инвестирование, скорее всего, будут выбиты из колеи проигрышами.

— Почему вы торгуете?

—Отчасти, конечно, для того, чтобы заработать на жизнь. Однако торговля имеет многие элементы игры. Для такого человека как я, всегда проявлявшего интерес к играм, лучшей работы, пожалуй, не найдешь.

ГОВАРД СЕЙЛЛЕР

Говард Сейдлер (Howard Seidkr), безусловно, является самой восторженной из «черепашек», которых я проинтервьюировал. От него исходит общее чувство наслаждения торговлей, как на эмоциональном уровне, так и на словах. Во время интервью он выражал настолько приподнятое отношение к торговле, что я, естественно, предположил, что он, должно быть, переживает прибыльную полосу на рынках. К своему удивлению, позднее я узнал, что полугодовой период, предшествовавший нашему интервью, был у него вторым по убыточности полугодовым периодом за всю его историю деятельности (он потерял 16%). Сайдлеру, безусловно, я присудил бы премию как самой счастливой «черепашке». Что касается результатов, то в среднем он получал прибыль в 34% (с учетом ежегодного реинвестирования прибыли) с того времени, как начал торговать в 1984 году.

— Когда вы впервые столкнулись с рынками?

— Мое первое знакомство состоялось еще в детстве, ибо отец немного торговал на фондовом рынке. Учась в средней школе, я узнал о фьючерсных рынках. Фьючерсы вызвали у меня восхищение из-за симметрии, заключавшейся в возможности открывать короткую и длинную позицию. Меня также привлекал потенциал левериджа. Когда я начал читать о фьючерсных рынках, то общее описание выглядело примерно следующим образом: «Вот эта игра, но, между прочим, в ней почти никто не выигрывает». Для меня это было равносильно брошенной перчатке.

— Когда вы впервые начали торговать на рынках по-настоящему?

—В средней школе. Конечно, в то время я был слишком молод, чтобы открыть свой собственный счет. Поэтому я открыл счет от имени своего отца.

— А какова была величина этого счета?

—Одна тысяча долларов. Я скопил эти деньги, занимаясь всякой подработкой, ну, например, убирая снег или выкашивая траву на газонах. Мне потребовалось чуть больше года, чтобы потерять все эти деньги.

—А это ведь очень продолжительное время, с учетом крошечного размера счета и того факта, что вы были абсолютным новичком.

—Конечно, в то время на меня это особого впечатления не произвело. Однако, становясь старше, я понял, что с учетом обстоятельств на самом деле добился очень неплохих результатов. И, конечно же, я не зря потратил эти деньги — в смысле приобретения опыта.

— Можете ли вы вспомнить какие-то сделки того периода, которые послужили вам уроком?

—Была одна, как я думаю, очень удачная сделка, в которой, по сути, я упустил возможность прибыли.

Исходя из некоторых разработанных мной торговых идей, я пришел к выводу, что рынок картофеля долдолжен резко упасть. Я продал коротко один контракт, и рынок начал двигаться в моем направлении. Когда у меня появилась небольшая прибыль, я решил удвоить свою позицию. А поскольку мой счет был таким крошечным, даже позиция в один контракт была для него большой нагрузкой. И мне, конечно, не стоило увеличивать эту позицию.

Вскоре после того, как я продал второй контракт, рынок начал двигаться вверх. Я испугался, что потеряю весь капитал, и ликвидировал добавленный мною контракт с убытком, однако из-за этого убытка мне также пришлось закрыть свой первый контракт задолго до того, как рынок достиг моей цели. Через два дня после того, как я ликвидировал позицию, рынок начал плавное снижение, которое я предвидел с самого начала.

—Я не понимаю, почему вы называете эту сделку удачной.

—Если бы я сохранил всю эту позицию и в результате заработал на этой сделке несколько сотен процентов, я бы подумал, что знаю теперь все. Существуют определенные уроки, которые вам абсолютно необходимо усвоить для того, чтобы стать преуспевающим трейдером. Один из этих уроков заключается в том, что вы не можете выиграть, если торгуете с таким левериджем, что вас пугает движение рынка. Если бы я в то время не усвоил эту мысль, то должен был бы понять ее позднее, когда торговал уже на более крупные суммы, и урок этот оказался бы для меня значительно более дорогостоящим.

—Вам удалось вернуться к торговле до того, как вы стали «черепашкой»?

—Незадолго до того, как мне попалось на глаза объявление Ричарда Денниса в Wall Street Journal, я ушел с должности экономического консультанта, чтобы стать трейдером с полной занятостью.

— Лишь примерно один из сотни откликнувшихся на объявление был, в конечном счете, выбран для этой подготовительной программы. Вы не знаете, почему вам удалось попасть в число избранных?

—Хотя они и не искали людей, имевших опыт торговли, то, что вы были трейдером, не исключало вас из списка. Я думаю, что хотя у меня и был некий опыт предыдущий торговли, мне, вероятно, помог тот факт, что мое восприятие рынка было схоже с философией Денниса. Кроме того, хотя это всего лишь предположение, я думаю, что Деннису могло быть любопытно, как человек с моим образованием — я окончил инженерный факультет Массачусетского технологического института — сможет справиться с этой работой.

—Какой совет могли бы вы дать тем, кто хочет добиться успеха на рынках?

—Я думаю, что самым важным элементом является наличие плана. Во-первых, план поддерживает дисциплину, а это необходимый ингредиент успешной торговли. Во-вторых, план дает вам эталон, с помощью которого вы можете измерять свои результаты.

—А разве размер вашего капитала не дает вам этой информации?

—В длительной перспективе — конечно. Однако вы можете точно следовать правилам и все равно терять деньги. Но это не означает, конечно, что вы как трейдер достигаете плохих результатов. Главное здесь в том, чтобы вы следовали своим правилам длительное время, и тогда законы вероятности будут в вашу пользу, и вы, в конечном счете, выиграете. В краткосрочной перспективе, однако, соблюдение торгового плана более важно и значительно, чем краткосрочные колебания капитала.

—Что еще важно для того, чтобы добиться успеха в роли трейдера?

—Вам должно хватить настойчивости придерживаться своих идей день за днем, месяц за месяцем, год за годом, а это очень нелегко.

— Почему это нелегко? Почему появляется стремление отойти от выигрышного подхода?

—Потому что люди есть люди. Если в течение короткого периода вы получаете негативные результаты, у вас может возникнуть соблазн отреагировать на них.

— Есть ли у вас какие-нибудь еще советы по торговле?

— Очень важно различать уважение по отношению к рынку и страх перед рынком. Вы должны уважать рынок, чтобы обеспечить сохранение капитала, но вы не сможете выиграть, если боитесь проиграть. Страх не позволит вам принимать правильные решения. Я понимаю, что эта глава не дала каких-либо конкретных ответов на вопрос, что сделало «черепашек» такой преуспевающей торговой группой. Тем не менее, она содержит исключительно важное послание людям, проявляющим интерес к торговле: можно разработать систему, которая сможет значительно превзойти рынок. Более того, если вы сможете открыть такую систему и проявить дисциплину достаточную, чтобы следовать ей, вы сможете преуспеть на рынках, даже не будучи прирожденным трейдером.

Вход

Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: