Роберт Крауц. Роль подсознания

Роль подсознания

Впервые я узнал о Роберте Крауце (Robert Krausz) благодаря письму, опубликованному в Club 3000 — периодическом издании, состоящем главным образом из писем, присылаемых подписчиками, которые разделяют общий интерес к торговле. Автор этого письма рассказывал, как ему удалось улучшить его торговлю с помощью прослушивания набора кассет, воздействующих на подсознание, которые он купил у члена Британского наблюдательного совета гипнотизеров Роберта Крауца. Меня это заинтриговало.

История жизни Роберта Крауца носит какой-то диккенсовский характер. Раннее детство — во время Второй мировой войны — он провел в гетто в Венгрии. В возрасте восьми лет они с другом сбежали из конвоя, направлявшегося в лагерь смерти, бросившись в сторону леса в разных направлениях в момент, когда охрану что-то отвлекло. Не зная куда пойти, он пробрался обратно в гетто, где оставался до конца войны. После войны Крауц долго скитался по сиротским приютам, пока, наконец, не попал в один приют в Южной Африке. Там он познакомился с алмазным магнатом, которому понравился. Богатый промышленник начал навещать приют по воскресеньям, чтобы брать Роберта на экскурсии — так начались их отношения, которые переросли в усыновление. И вот сирота, переживший ужасы войны, обрел новую жизнь как сын одного из богатейших людей Южной Африки.

Опыт, пережитый Крауцем во время войны, сделал его активным сторонником Израиля. С возрастом он становился все более и более приверженным делу выживания Израиля. Беспокоясь из-за того, что его могут посчитать лицемером, если он будет убеждать других молодых южно-африканских евреев эмигрировать и поступить в израильские вооруженные силы, сам оставаясь в стороне, он в конце концов последовал своему собственному совету. Несмотря на протесты со стороны отца, которого он любил и уважал, он вступил в израильскую армию и служил там воздушным десантником во время войны с Египтом в 1956 году. Однако Крауца беспокоил социалистический уклон израильской экономики. И он в конечном счете эмигрировал в Великобританию.

В Лондоне художественные наклонности Крауца привели его к карьере модельера. Во времена славы Карнаби-стрит и эпохи Beatles он создал свою собственную линию одежды. Бизнес Крауца постепенно расширялся, включив в себя разработку узоров тканей и одежды для зарубежных производителей и импорт готовой продукции в Соединенное Королевство. По делам бизнеса Крауц на протяжении ряда лет много путешествовал по Дальнему Востоку. Хотя его предприятие процветало, растущее восхищение Крауца биржевой торговлей привело к новому важному повороту его карьеры. В начале 1988 года он оставил свой бизнес и переехал в Соединенные Штаты, чтобы начать новое дело в качестве полностью занятого трейдера.

Крауц отказался поведать о конкретных результатах своей трейдерской деятельности за исключением того, что сказал, что дела у него идут достаточно хорошо, чтобы «зарабатывать на вполне хорошую жизнь». Говоря о торговле как карьере, Крауц оживляется. «Это лучший бизнес в мире!.— эмоционально восклицает он. — Нет другой такой профессии, где все настолько черно-белое— либо вы правы, либо неправы. (Когда он произносит это, меня поражает его одежда — черные брюки и белая рубашка.) Биржевая торговля нравится мне также потому, что вы полностью зависите от своих собственных талантов и способностей».

Я встретился с Крауцом в его доме в Форт-Лодердей-ле. Он — открыто дружественный человек. Он настоял на том, чтобы встретить меня в аэропорту, и с энтузиазмом пригласил меня провести ночь в домике для гостей, примыкающем к основному дому.

Разговор с Крауцем сложился из нескольких разных этапов в течение дня. Крауц говорит с выраженным южно-африканским акцентом (который для нетренированного американского уха может сойти за британский акцент), и этот фактор добавляет дополнительный колорит в пересказ им событий прошлого. Мы начали беседовать, сидя в кабинете, выходящем на берег и тропический лес, граничащий с его землей — вид для заднего двора весьма необычный. Прохладный по сезону флоридский зимний день загнал нас в конце концов внутрь, и мы продолжили интервью в кабинете Крауца. Этот кабинет, который Крауц делит со своей женой, известным финансовым астрологом, занимает всю ширину дома, причем окна на одной стороне выходят на океан, а на другой стороне на залив и заповедник; Крауцы делят этот кабинет в зависимости от того, что им нравится видеть из окна.

Можно видеть, что Крауц — серьезный чартист, ибо чертежный стол в его кабинете покрыт графиками размером 90x60 сантиметров, которые Крауц ведет вручную. В отличие от обычных графиков, где для отражения каждого дневного или временного интервала используются вертикальные бары, на графиках Крауца используются ценовые бары разной ширины, отражая методологию под названием «Симметрикс», основанную на предполагаемой симметрии цены и времени и изобретенной Джо Рондиноном, одним из первых учеников У. Д. Ганна. Интервью прерывалось на продолжительный обеденный перерыв. Если Крауц такой же хороший трейдер, какой он специалист по венгерской кухне, он станет очень богатым человеком.

—Вы упоминали, что считаете профессию трейдера необходимой квалификацией для гипнотерапевта, специализирующегося на оказании помощи трейдерам. Что было первым, торговля или обучение гипнозу?

—Торговля послужила катализатором, который привел меня к гипнозу. Мой первый торговый опыт имел место во время рекордного бычьего рынка золота 1979-80 годов. В то время я думал, что торговал. Конечно, это была не торговля — это была просто детская бессмыслица.

—Как вы впервые занялись торговлей?

—Во время того бычьего рынка 1979 года Financial Times каждые два-три дня публиковала очередную статью под заголовком типа «Золото достигает новых максимумов» или что-нибудь в этом роде. Эти повторяющиеся статьи произвели на меня впечатление. У меня еще был друг, работавший на рынке золота и сделавший на торговле очень много денег. Как-то вечером мы пошли поужинать, и он долго рассказывал мне о рынке золота. Он считал себя великим экспертом. Конечно, позднее я понял, что он абсолютно ничего не знал о торговле. Он говорил мне: «Роберт — ты дурак. Ты работаешь каждый день с 7 утра до 7 вечера шесть дней в неделю. Я делаю больше денег, работая всего несколько часов в день. Чье положение лучше?» Он дал мне имя своего брокера, и я открыл счет. Затем произошла величайшая трагедия: моя первая сделка оказалась невероятно выигрышной. Моя вторая сделка тоже принесла прибыль, моя третья сделка оказалась безубыточной, моя четвертая сделка снова выиграла. В пятой сделке я отдал всю прибыль. Затем на шестой сделке я потерял больше денег, чем сделал на всех своих предыдущих выигрышных сделках вместе взятых. Рынок развернулся, и я потерял значительную сумму денег — гораздо больше, чем положил на счет при его открытии.

— Иными словами, вы пополняли маржу, пока несли убытки.

—Совершенно верно. Я вкладывал в счет все больше и больше денег. И я все время думал: «Рынок должен развернуться, рынок должен развернуться». Конечно, он так и не развернулся.

— Когда вы, наконец, покинули корабль?

—Я установил себе конкретную точку выхода. Я владел 50% акций предприятия по производству тканей и хотел быть абсолютно уверенным в том, что мои убытки не подвергнут это предприятие опасности. Когда я достиг точки максимального убытка, я вышел с рынка. Опыт этот оказался для меня существенным финансовым убытком. Но, что более важно, он причинил ужасную боль моему самолюбию. Я был вполне преуспевающим предпринимателем, до того момента не имевшим неудач ни с одним предприятием. Я поверить не мог, насколько глупым оказался.

— Торгуя, вы принимали свои собственные решения, или советы давал вам брокер?

—О, мой брокер был очень «полезным», давая мне советы по сделкам. Позднее я понял, что он знал еще меньше, чем я. Но я всегда брал на себя ответственность за свои действия, и этот опыт не был исключением.

— Что случилось с вашим другом, который соблазнил вас торговать на рынке золота?

—Он не терял надежды до последнего. В конце концов он полностью разорился.

—Продолжали ли вы переживать из-за своей ошибки после того, как вышли с рынка?

—Давным-давно я понял, что, пожалуй, самое плохое, что может сделать себе человек, это лить слезы по прошлым ошибкам. Если вы постоянно повторяете себе «я не должен был этого делать», это все равно что гонять вагонетку по одним и тем же рельсам. В конечном счете это негативное сообщение настолько впечатается в вашу психику, что станет очень трудно изменить характер вашего поведения.

В тот момент я решил, что либо разберусь в том, как работает рынок, либо утрусь, улыбнусь, уйду и никогда в жизни больше не буду торговать ни единым контрактом. Поскольку я не такой человек, чтобы пасовать перед вызовом, я выбрал первый образ действий.

В то время мое предприятие требовало, чтобы я много путешествовал по удаленным районам Дальнего Востока. Поскольку в тех местах развлечений было немного, у меня оказалось много свободного времени. Я использовал это время, чтобы много читать о рынках. Я также начал ежедневно следить за рынком золота. Я дошел даже до того, что попросил своего партнера ежедневно телеграфировать мне цены открытия, максимумов, минимумов и закрытия на рынке золота. Библиотека моя все росла и росла по мере того, как я поглощал все новые книги по техническому анализу. Одной из прочитанных мною книг была книга, соблазнительно озаглавленная «Как делать деньги на фьючерсных рынках — много денег!», написанная Чарльзом Драммон-дом (How To Make Money in the Commodity Markets—and Lots of It! by Charles Drummond). Я нашел, что Драм-монд использовал подход не такой, как у других. Книга описывала уникальную методологию под названием «графический анализ «точки и линии». Он показался мне разумным, и я купил вторую книгу Драммонда, более глубоко описывавшую этот предмет.

Затем, используя эту методологию «точки и линии», я начал торговать снова. Однако я нашел, что колеблюсь при открытии сделок. Появился страх убытка. К этому времени я начал общаться с Драммондом, задавая ему вопросы по его технике. Он всегда любезно отвечал на мои вопросы. В одном из телексов Драммонду я упомянул о дилемме, вызывавшей неспособность открывать сделки. Драммонд телеграфировал в ответ: «Вы переживаете состояние, известное как «оцепенение», которое является чисто психологической проблемой».

Примерно в это время мне удалось встретиться с одним знакомым, управлявшим крупной публичной компанией. Он казался очень подавленным, и я спросил, что у него за беда. Он рассказал мне, что разводится с женой, а дела на предприятии у него идут очень плохо. Через три недели я столкнулся в местном ресторанчике с тем же человеком. Он разговаривал, смеялся и был чрезвычайно живым и здоровым. Меня очень заинтересовала эта неожиданная перемена. На следующий день за ланчем он рассказал мне, как сходил на прием к гип-нотерапевту, и жизнь его после этого снова вернулась в нормальное русло. Я взял телефон этого гипнотерапевта и сходил к нему с конкретным намерением получить помощь по своей трейдинговой проблеме.

На первый прием я принес книгу Драммонда. Он пролистал ее и воскликнул: «Бог мой, она написана пояпонски!» Это в его представлении было шуткой. Конечно, он совершенно не понимал, что такое биржевая торговля.

— Оказалось ли его незнание торговли препятствием, или же гипноз все равно помог?

— Да, гипноз помог. Моя торговля быстро перешла в состояние безубыточности, что для меня было весьма серьезным достижением. Я по-прежнему испытывал некоторое легкое колебание при открытии сделок, но «оцепенение» прошло. Гипнотерапия произвела на меня такое впечатление, что я стал искать информацию о том, как пройти обучение и самому стать гип-нотерапевтом. Я нашел, что существовала группа под названием «Британский наблюдательный совет гипнотизеров» (British Hypnotist Examiners Council, ВНЕС), которая предлагала курсы, на которых преподавались технические приемы гипноза. И я записался на курс для начинающих.

— Как долго продолжался этот курс?

—Его преподавали в течение двух уик-эндов.

— И это все, что требуется, чтобы стать квалифицированным гипнотизером?

— Нет, конечно нет. На этом курсе вас учат только самым базовым техническим приемам, которые, посуществу, очень просты. В течение следующего года я тратил примерно день в неделю, наблюдая, как работает один из инструкторов, Джон Кросс. Через некоторое время Джон позволил мне работать с некоторыми из его клиентов под наблюдением. Затем я прошел продвинутый курс ВНЕС. А в конце всего этого я сдал квалификационный экзамен ВНЕС.

— Расскажите мне о своем первом клиенте.

— Это был студент, обратившийся ко мне, чтобы я помог повысить его оценки. Я очень нервничал, но, к счастью, он оказался легко подверженным гипнозу.

— Какой процент населения легко подвергается гипнозу?

— Примерно 85%. В отличие от распространенного мнения, легче всего гипнотизировать умных и творческих людей.

— Вы хотите сказать, что на целых 85% населения можно влиять под гипнозом, заставляя людей менять свои убеждения и поведение?

— Да, при условии, что вы не будете просить их делать ничего такого, чего они не стали бы делать в нормальном состоянии бодрствования.

— Почему же тогда во время сеансов гипноза, проводимых на сцене, люди ведут себя так по-дурацки?

— Дело в том, что те, кто вызываются добровольно выйти на сцену, относятся к такому типу людей, которым нравится выступать перед публикой. Как правило, это люди, которые любят покрасоваться — т. е. несо стоявшиеся участники шоу-бизнеса, упустившие свой шанс. Гипноз лишь раскрывает эти естественные наклонности, минуя поведенческие ограничения, устанавливаемые сознанием. Человека, застенчивого от природы, практически невозможно заставить делать глупости на сцене.

— Как вы можете увидеть, действительно ли человек загипнотизирован или только следует инструкци ям, чтобы угодить гипнотизеру?

— Есть ряд стандартных технических приемов. Один метод, например, заключается в том, чтобы говорить субъекту, что его или ее рука — твердая как сталь, а затем велеть человеку вытянуть руку горизонтально. Если человек загипнотизирован по-настоящему, вы не сможете опустить его руку вниз, какую бы силу ниприлагали — даже если субъект является физически слабым человеком.

— Было ли что-нибудь запоминающееся, связанное с вашим первым клиентом-трейдером?

— Хотелось бы сказать, что процедура оказалась невероятно успешной, но правда такова, что человек этот не испытал никакого мгновенного преобразования. Потребовалось много лет, прежде чем я понял, почему гипноз сильно влияет на одних трейдеров и не влияет на других.

—В чем же причина?

—Некоторые трейдеры имеют хорошую методологию, которую они должным образом проверили на прошлых данных, и их сознание удовлетворено ею. Этим трейдерам обычно можно помочь через гипноз.

Единственное, что может сделать гипноз, это информировать подсознание, что человек имеет хорошую методологию, которую уже приняло его сознание.

— То есть сначала нужно этого достичь.

—Безусловно. Если начинающий трейдер пытается с помощью гипноза стать трейдером-экспертом, это все равно как если начинающий шахматист будет стремить ся стать с помощью гипноза гроссмейстером. Таким образом, для того, чтобы гипноз мог помочь, требуется определенный уровень профессионализма.

— Помимо помощи в вашем преобразовании из проигрывающего трейдера в выигрывающего, как еще повлияло на вас воздействие гипноза?

—Не будет преувеличением сказать, что гипноз изменил мое восприятие реальности.

— Каким образом?

—Я открыл, что есть иной мир, о котором я совершенно не подозревал: подсознание. Я понял, что подсознание обладает силой преодолевать сознание. Сегодня, конечно, я уже такими категориями не думаю. Теперь я понимаю, что подсознательная и сознательная стороны ума должны находиться в гармонии. Чем ближе сознание соотносится с подсознанием, тем легче ему выигрывать. Для того, чтобы продолжать выигрывать, однако, ваше подсознание должно верить только в одно: что вы заслуживаете выигрыша.

— Является ли отсутствие этого убеждения причиной, по которой люди проигрывают на рынках?

—ДА! ДА! ДА!

— Почему вы так в этом уверены?

—Потому что я наблюдал этот процесс раз за разом, раз за разом.

— Не могли бы вы мне привести какой-нибудь анонимный пример?

—Несколько лет назад я работал с человеком, который очень успешно торговал более тридцати лет. Вдруг он начал ежемесячно терять по шестизначной сумме. Он терял такие суммы примерно пять месяцев подряд и затем обратился ко мне за помощью. Оказалось, что начало этой полосы проигрышей совпало с уходом от него жены, которая была гораздо моложе него. Как только я помог ему понять, что крах его брака не был его виной, и что привязанность его жены ограничивалась лишь его чековой книжкой, его торговля начала существенно изменяться. В течение трех дней он вышел на уровень безубыточности, а еще через три дня начал делать деньги. Как только он начал выигрывать снова, я спросил его под гипнозом: «Изменили ли вы свой метод?» «Нет», — ответил он. «Чувствуете ли вы себя более уверенным?»— спросил я. «Да», — ответил он. «Что же так изменилось?» — поинтересовался я. Он ответил: «Роберт, я снова чувствую, что заслуживаю выигрышей».

— А почему он почувствовал, что не заслуживает выигрышей?

—Именно это и было моим следующим вопросом. Очевидно, он считал, что крах его брака произошел из-за его неспособности выполнять свои супружеские обязанности в постели на таком же уровне, как он делал это в молодости. Из-за того, что на подсознательном уровне он чувствовал, что не смог удовлетворить свою жену, он наказывал себя, проигрывая на рынках. Он считал, что из-за этой своей неполноценности больше не заслуживал выигрышей.

— Означает ли это, что люди всегда проигрывают из-за того, что считают, что не заслуживают выигрыша?

—Нет. Некоторые люди проигрывают потому, что считают, что не заслуживают выигрыша, но гораздо больше людей проигрывают потому, что никогда не выполняют самой общей работы, необходимой для того, чтобы стать выигрывающим трейдером.

— Что это за работа?

— 1. Разработка компетентной аналитической методологии.

2. Построение на основе этой методологии разумного торгового плана.

3. Формулирование правил для этого плана, включая технику управления капиталом.

4. Проверка этого плана на исторических данных за достаточно длительный период.

5. Осуществление самоконтроля так, чтобы вы могли выполнять этот план. Самый лучший план в мире не будет работать, если вы ему не следуете.

— Как обычно вы работаете с человеком, обратившимся к вам за помощью с целью улучшения своей торговли?

— Начинаю я с того, что задаю порядка тридцати вопросов, имеющих одну общую цель: узнать, есть ли у этого человека своя методология.

— Что вы делаете, если понимаете, что у человека нет эффективной методологии?

— Я говорю ему: «Ступайте домой, найдите свою методологию и затем снова приходите ко мне, если вам это потребуется». Гипноз — это не костыль. Если вы не имеете методологии и торгового плана, никакой гипноз в мире вам не поможет.

—Часто такое бывает?

—Такое случается, но, как правило, человек, обращающийся ко мне за помощью, серьезно относится к торговле и уже имеет торговый план. Проблема, однако, заключается в том, что в прошлом этот человек, возможно, перенес так много убытков и столько боли, используя другую методологию, что его новый торговый план не может пройти через фильтр подсознания как некая новая реальность. Иными словами, должна быть изменена система убеждений.

— Вы хотите сказать, что торговле препятствует подсознание?

— Совершенно верно. Каждый раз, когда вы используете проигрышный торговый план, память о нем вписывается в ваше подсознание. Чем больше убытков, тем глубже эти впечатления, и тем глубже боль.

Предположим, вы начали торговать, используя методологию А, и понесли много убытков. Затем вы на одиндва года прекратили торговать. После длительных исследований и тщательного тестирования вы разрабатываете методологию В, которая, по убеждению вашего сознания, является хорошей. Однако убытки в результате предыдущей методологии А настолько впечатались в ваше подсознание, что каждый раз, когда вы хотите открыть сделку, в кровь впрыскивается адреналин, и появляется страх сделки. Некоторые трейдеры буквально парализуются этим страхом в то самое время, когда им нужно действовать. Это то самое «оцепенение», с которым столкнулся я, когда вернулся к торговле через несколько лет после моего первого болезненного опыта. Если вы имеете по-настоящему хорошо проверенную на исторических данных методологию и применяете эффективный торговый план, ваше сознание уже знает о том, что этот план хороший. Именно ваше подсознание препятствует вам предпринимать правильные действия на рынке. Проблема эта будет оставаться до тех пор, пока вы самым прямым образом не убедите подсознание в том, что новая методология хороша и что о старой методологии нужно забыть.

—Как производится такая трансформация?

—Мы должны стереть более ранние картины неизбежного финансового краха и нарисовать новые красочные картины, показывающие счастливого, уверенного и преуспевающего трейдера. Через технику глубокого расслабления, достигаемого благодаря гипнозу, мы можем обойти критические проблемы сознания и установить прямую связь с подсознанием. Глубокое расслабление, или гипноз — это состояние ума, а не сон.

Поскольку подсознание не выносит суждений, оно примет новую информацию как факт. Когда вы проинформируете подсознание о том, что старые страхи более не существуют и что теперь трейдер имеет хорошо проверенный и надежный план, подсознание начнет принимать эту новую реальйость. Человек не может по-настоящему выигрывать до тех пор, пока подсознание не будет целиком настроено на то, чего хочет достичь сознание.

—Бывает ли когда-нибудь так, что люди приходят к вам и говорят, что хотят быть трейдерами, ио когда вы погружаете их в гипнотический транс, оказывается, что на самом деле они трейдерами быть не хотят?

—Конечно. Такая ситуация возникает с пугающей регулярностью. Некоторые люди пытаются наказывать себя рынками. Конечно, все это происходит на подсознательном уровне. Есть люди, которые чувствуют, что должны расплатиться за какое-то реальное или воображаемое зло, которое они причинили другому человеку. Для некоторых людей выходом является самоубийство, для других людей — плохое выполнение своей работы, а для третьих людей — потеря денег на рынках, даже если они могут добиваться лучшего.

И, конечно же, есть люди, которым вообще не следует торговать. Погружая их в гипноз, вы находите, что эти люди испытывают большой дискомфорт в торговле, это не их призвание. Когда я нахожу людей, подпадающих под эту категорию, я вывожу их из транса и рассказываю о том, что раскрылось под гипнозом. Я говорю им: «Вот ваши деньги — я вам помочь не могу. Окажите себе и своей семье большую услугу и забудьте о биржевой торговле».

— Существует ли какая-то типичная реакция со стороны такого человека на вашу рекомендацию бросить торговлю?

— Совершенно ужасная. Мне даже угрожали физической расправой. «Я тебе голову оторву», — прокричал один человек после того, как я дал ему этот совет.

— Можете ли вы описать какую-то конкретную ситуацию, в которой вы посоветовали клиенту бросить торговлю?

— Один человек ненавидел свою жену, но у него не хватало мужества на то, чтобы развестись с ней. Парадоксально, но послала его ко мне именно его жена. Он был преуспевающим в своей области профессионалом, торговавшим на бирже. Однако в течение двух последних лет он стабильно терял деньги. В состоянии гипноза выяснилось, что единственный способ, который он видел, разрешения его дилеммы, заключался в том, чтобы стать бедным как церковная мышь, с тем чтобы жена от него ушла. Стратегия его состояла в том, чтобы финансовые убытки его выглядели вполне объяснимыми. Он не мог заставить себя плохо работать в сфере своей профессиональной деятельности потому, что там он был очень хорош. Поэтому каждый месяц, когда он зарабатывал энную сумму долларов профессиональным образом, он терял на фьючерсных рынках столько же плюс кое-что еще.

—Он признался в этом под гипнозом или это был ваш аналитический вывод?

—Под гипнозом я спросил его прямо: «Вы мстите своей жене? Вы считаете, что если вы потеряете на рынках достаточно денег, она от вас уйдет?» Он воскликнул: «В этом весь замысел!»

—То есть, это говорило его подсознание?

— Безусловно. В сознательном состоянии этот человек никогда не признался бы в таком мотиве.

—Думал ли этот человек, что хочет торговать?

— Он не только хотел торговать, но и считал, что должен торговать. Он эмоционально сказал мне: «Я обожаю торговать на рынках. Я предпочитаю торговлю своей профессии».

—Не припомните ли вы еще какие-нибудь необычные случаи?

—Была одна довольно смешная ситуация, которая произошла, когда я еще был в Лондоне. Однажды приходит ко мне человек и говорит: «Мистер Крауц! Я слышал о вас много хорошего. Не знаю, можете ли вы мне помочь, но не работаете ли вы с женами трейдеров?» «Ваша жена будет первой, — признался я, — но думаю, что это можно сделать. А в чем, собственно, проблема?» Он сказал: «Каждый день брокер посылает мне выписки, но я никогда их не получаю. Их крадет жена». «Что вы имеете в виду под словом «крадет»? — спросил я. «Она прячет их от меня, — ответил он. — Она подкарауливает почтальона и перехватывает мои выписки, прежде чем я могу их получить. Сначала я не понимал, что происходит. Я звонил брокеру и спрашивал, почему не получаю выписки. Он, однако, настаивал, что ежедневные выписки отправляются мне регулярно. Теперь я убежден, что это жена их таскает». Я сказал: «Это смешно. Вам не приходило в голову для начала пойти и поговорить с почтальоном?» «Я не могу! — воскликнул он. — Почтальон приходит посреди торгового дня, в это время я не могу оторваться от котировочного экрана. Мы должны выяснить, почему она прячет мои выписки». «А почему бы вам просто ее не спросить?» — предложил я. «Она все отрицает, — ответил он. — Попробуйте сами поговорить с ней по телефону. Вы увидите, что она все отрицает».

Я позвонил его жене и сказал: «У меня в кабинете сидит ваш муж. Не могли бы вы рассказать, что это за проблема с пропавшими выписками?» Она ответила: «Мистер Крауц! Клянусь, что никогда и не прикасалась к его почте!» Тогда я спросил ее: «Что, по вашему мнению, происходит с его выписками?» «Он сам их прячет, — ответила она. — Он никогда их не распечатывает».

Я подумал про себя: «Очень интересно!» Я поблагодарил ее, повесил трубку и сказал мужу: «Почему бы нам для начала не провести короткий сеанс гипнотерапии? Бесплатно. Может быть, я могу помочь вам понять, как справиться с этой вашей проблемой». «Хорошая идея», — с энтузиазмом ответил он.

Есть разные уровни гипноза. Примерно через полчаса я довел его до уровня, который был мне нужен. Я спросил его: «Что происходит с выписками из вашей брокерской конторы?» «Я прячу их, конечно», — ответил он.

«Вы открываете их?» — спросил я. «Не-е-т, — сказал он, медленно растягивая это слово, — я не хочу видеть свои ошибки». «А откуда вы знаете, что теряете деньги?» — спросил я. «Брокер звонит мне и говорит, что я должен внести еще несколько тысяч фунтов в качестве маржи». «И вы посылаете деньги?» — поинтересовался я. «Да, конечно, — ответил он. — Я должен это делать, иначе должен буду прекратить торговать — не правда ли? Брокер ведь просто закроет мой счет». Я спросил: «А вы хотите, чтобы он закрыл ваш счет?» «Нет, нет, я люблю торговать», — прогремел он. «Ну, вы же знаете, что теряете деньги?» — спросил я. «Конечно, я же не дурак», — ответил он авторитетно. «Где вы прячете свои выписки?» — поинтересовался я. «О, этого я сказать не могу, — прошептал он. — Вы ведь передадите моей жене». «Обещаю, что не скажу ей, — заверил я его. — Но скажите мне, что произойдет, если она узнает?» «Она очень расстроится, — сказал он. — Она выбросит меня вон из дома». «Зачем ей это делать?» — спросил я. «Потому что я теряю деньги, которые должен давать ей на покупку новых платьев».

Я подумал про себя: «Лучшее, что я могу сделать для этого парня, это удержать его от торговли». Я вывел его из гипноза и назначил ему встречу на следующей неделе. Прежде чем уйти, он повернулся ко мне и спросил: «Как вы думаете, вы сможете заставить жену рассказать, где она прячет выписки?» Я сказал: «Мы поговорим об этом в следующий раз». «Может быть, мне стоит привести ее с собой?» — предложил он. «Знаете что, — сказал я, — это хорошая идея».

На следующей неделе оба они пришли в назначенное время. Я спросил его: «Вы собираетесь решить эту проблему?» Он ответил: «Конечно, мы собираемся решить эту проблему — при условии, что вы сможете заставить ее прекратить воровать мою почту».

Я погрузил его в гипноз и рассказал его жене, что произошло. Она невозмутимо ответила: «О, я знаю, что он прячет выписки. Я даже знаю, где он их прячет, но просто не могу ему сказать, потому что это его сокрушит».

Она была, очевидно, женщиной очень умной. В состоянии гипноза я сказал ему: «Ваша жена согласилась вернуть вам все ваши выписки. Более того, она пообещала, что никогда снова не подойдет к почтальону при условии, что вы возьмете на себя ответственность за свои действия и перестанете валять дурака». «Вы уверены?» — спросил он. «Я уверен, — ответил я. — Собственно говоря, я сейчас выведу вас из гипноза, и ваша жена даст вам письменное обязательство».

Он энергично поблагодарил меня, и я вывел его из гипноза. Через три дня позвонила жена и сказала, что он закрыл свой счет.

—В чем заключалась его мотивация для торговли?

—Просто возбуждение. Жизнь у него была очень скучная. Он работал на государственной службе, и ему просто хотелось немножко острых ощущений. На работе он должен был проводить минимальное количество часов, предоставляя какие-то консультации, поэтому он и мог торговать в течение дня.

—Что побудило его прекратить торговать?

— Когда перед ним оказался лист бумаги, на котором жена пообещала вернуть ему все выписки, он понял, что она знает, где он их прятал, потому что только так она могла отдать ему почту, которую якобы перехватывала. В этот момент он осознал, что происходит. Его жена рассказала мне, что на следующий день он извлек спрятанные выписки, бросил их на обеденный стол и сказал: «Ага! Я вижу, что ты, наконец, решила вернуть мне всю почту». Она сказала: «Да, дорогой, вот она, возьми ее». На следующий день он позвонил брокеру и закрыл счет.

—Что было самым удивительным из того, что вы узнали о человеческом поведении или человеческой природе после того, как начали заниматься гипнозом?

—Как легко мы обманываем себя. Я узнал, что восприятие реальности людьми и истинная реальность — совсем не одно и то же. На самом деле имеет значение система убеждений человека, а не реальность. Чем больше я работал с гипнозом, тем больше я понимал, как часто наши жизни портятся и калечатся неправильными убеждениями, уходящими корнями в детство. Эти убеждения нередко заставляют людей жить с искаженным восприятием реальности.

—Не могли бы вы привести мне пример?

—Пятилетний мальчик наблюдает, как его отец чинит в гараже семейный автомобиль. Желая помочь, он поднимает один из инструментов. Отец, боясь, что ребенок может пораниться, кричит на него и отбирает инструмент. Такое повторяется лишь пару раз, и вот подсознание навсегда запомнило этот стереотип.

Перенесемся вперед, когда мальчику уже двенадцать лет. Теперь отец думает, что сын готов учиться использовать инструменты, и просит его помочь с починкой автомобиля. Но, не понимая почему, едва поднимая инструмент, мальчик чувствует себя очень неловко. Каждый раз, когда он пытается что-то делать, у него ничего не получается. В конце концов отец говорит ему бросить это дело, изрекая, что он просто не создан для работы с инструментами. Теперь мальчик на всю жизнь убежден, что с инструментами работать не может.

Что же произошло в этом примере? В первом случае в пятилетнем возрасте в подсознании запомнилось следующее: «Если я дотронусь до инструментов, отец на меня накричит, значит, это плохо». Затем, когда мальчику двенадцать, и отец просит его помочь, подсознание усиливается на сознательном уровне убеждением, что он очень неловок. И если не найти способа стереть эти ложные предпосылки, они останутся с мальчиком до конца его жизни.

—Не могли бы вы привести мне торговую аналогию?

—Одну мы уже описали раньше. Основываясь на прошлом опыте, человек мог считать, что он плохой трейдер, на подсознательном уровне даже после того, как разработал эффективную торговую методологию. Результатом может быть страх, основанный на убеждении, которое уже больше недействительно.

—Почему большинство трейдеров теряет деньги?

—Недавно я провел двухдневный семинар с группой из тридцати трейдеров-любителей. В ходе этого семинара я предложил им анкету. Главный вопрос к участникам заключался в том, чтобы пронумеровать по степени важности следующий список факторов, которые, по их мнению, были их самыми слабыми местами при работе на рынках:

1. Исполнение (инициация сделки).

2. Анализ.

3. Отсутствие знаний.

4. Отсутствие уверенности.

5. Отсутствие торгового плана.

6. Личные проблемы.

7. Страх перед убытком.

8. Недостаточно уделяемого времени.

(Примечание для читателя: вам стоит попробовать ответить на этот вопрос самому, прежде чем продолжать чтение.)

Удивительное дело, но 90% членов группы выбрали в качестве главных четыре одинаковых пункта, хотя порядок расположения у них был разный:

1. Отсутствие уверенности.

2. Отсутствие торгового плана.

3. Исполнение.

4. Страх перед убытком.

Какой единственный элемент является причиной трех остальных? Что вызывает отсутствие уверенности? Что вызывает страх перед убытком? Что вызывает плохое исполнение? ОТСУТСТВИЕ ТОРГОВОГО ПЛАНА! Это и есть основная причина, которая отделяет проигрывающих трейдеров от выигрывающих. Отсутствие уверенности исчезает благодаря использованию надежного торгового плана.

—Каковы ключевые характеристики выигрывающего трейдера?

—Настойчивость, терпение и готовность идти на риск.

—Как изменил вашу жизнь гипноз?

—Благодаря творческой визуализации я узнал, что могу ставить перед собой цели и достигать их — при условии конечно, что цели эти реалистичны. Кстати, трейдерам, не ставящим перед собой каких-либо целей, гораздо труднее достигать высокой прибыли, чем трейдерам, которые такие цели ставят.

—Что вы подразумеваете под «творческой визуализацией»?

—Если использовать в качестве примера торговлю, в состоянии глубокого расслабления вы видите себя применяющим свою методологию, а затем вы видите, как эта методология приводит к успеху. Проигрывая эти умственные образы, вы можете изменить отрицательные убеждения на подсознательном уровне и по ходу дела увеличить свои шансы на успех. Эта же самая методология применяется многими лучшими спортсменами.

—Как гипнотизер вы, конечно, подвергаетесь воздействию гаммы человеческих эмоций. Полагаю, что люди, которые хотят преуспеть в роли трейдеров, стремятся к этому, потому что думают, что это сделает их счастливыми. Давайте разберемся с более фундаментальным вопросом: что, по вашему опыту, вы считаете необходимым элементом для достижения счастья?

—Я думаю, что единственным важным фактором является приобретение контроля над своей собственной жизнью. Все остальное вторично.

По словам Крауца, главные факторы, которые трейдеры приводят как причины своих убытков — отсутствие уверенности, страх перед убытками и плохое исполнение сделок, — являются следствием отсутствия торгового плана. Очевидно, если исходить из этой предпосылки, то совершенно необходимым первым шагом для трейдера является разработка торгового плана. После того, как такой план готов, трейдер должен соответствующим образом проверить свой метод на прошлых данных, чтобы приобрести необходимую уверенность в правильности этого подхода.

До сего момента совет этот разумен, но вряд ли его можно назвать необычным. Крауц предлагает более необычный взгляд в своей интерпретации роли подсознания как препятствия торговому успеху. Крауц объясняет, что подсознательные убеждения диктуют поведение личности. Он утверждает, что если подсознание считает, основываясь на более раннем опыте, что человек является проигрывающим трейдером, оно будет продолжать придерживаться этой точки зрения даже после того, как трейдер разработает эффективную методологию. Эти убеждения, продиктованные прошлым опытом, могут заставлять человека испытывать страх, который на самом деле уже может быть неуместным. Этот страх может приводить к тому, что наставник Крауца Чарльз Драммонд называл «оцепенением». Таким образом, Крауц считает, что после разработки эффективного торгового плана критически важно убедить подсознание в новой реальности. Чем больше гармонии между сознанием и подсознанием, тем выше шансы на успех. Технические приемы для достижения такой гармонии включают гипноз, или глубокое расслабление, и визуализацию.

Невысказанным девизом Крауца могут быть следующие слова: «Мы становимся тем, во что мы верим». Если вы примете эту предпосылку, то станет совершенно ясно, почему психология играет такую важную роль в успехе или неуспехе торговли.

Вход

Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: