Часть 2. Нефть – черная кровь человечества

Создание ОПЕК

Крыша административного здания ОПЕК После второй мировой войны количество мест, где можно было добывать нефть продолжало расти. Нефти на рынке становилось все больше и больше. Начался кризис перепроизводства. Компании наращивали свои запасы будучи не в состоянии продать всю свою нефть. Снижение производства нефти не представлялось возможным, так как в этом случае рынки захватил бы Советский Союз, динамично наращивающий объемы экспорта энергоносителей. Оставался лишь один выход из сложившейся ситуации.

9 августа 1960 года без предупреждения экспортеров "Стандард ойл оф Нью-Джерси" заявила о снижении объявленной цены ближневосточной сырой нефти на 14 центов за баррель - около 7 процентов. Другие компании последовали за ней, хотя и не проявляя особенного энтузиазма и в некоторых случаях выражая серьезное беспокойство.

И не напрасно, экспортеры были в ярости. Компании внезапно резко снизили их национальный доход. Более того, это решение, столь важное для их финансового положения и государственного статуса, было принято односторонне, без консультации. Лидеры стран-производителей решили не тратить время попусту. Через несколько часов после объявления "Джерси" о снижении объявленной цены в августе I960 года Абдулла Тарики, глава нефтяной промышленности Саудовской Аравии, спешно отправился с однодневным визитом в Бейрут. "Что должно произойти?" – спросили его журналисты.
"Просто подождите", - ответил он.

Нефтяные компании быстро осознали, что одностороннее снижение цены было фатальной ошибкой. 8 сентября 1960 года "Шелл" предложила оливковую ветвь; она подняла объявленные цены на 4 цента. Жест слишком запоздал. К 10 сентября представители главных стран-экспортеров: Саудовской Аравии, Венесуэлы, Кувейта, Ирака и Ирана - прибыли в Багдад. Катар присутствовал в качестве наблюдателя.

14 сентября группа завершила свою работу. Была создана новая организация, которая могла противостоять международным нефтяным компаниям. Она была названа Организацией стран-экспортеров нефти (ОПЕК), и ее цели были совершенно ясными: защитить цены на нефть, а точнее, восстановить их прежний уровень. С этого момента страны-члены будут настаивать, чтобы компании консультировались с ними по ценовым вопросам, коренным образом затрагивающим их национальные доходы. Они также призвали к введению системы регулирования производства и обязались приходить друг к другу на помощь в случае, если компании попытаются установить санкции против одной из них.

Однако, на протяжении 60-х, ОПЕК не казалась слишком угрожающей или внушительной. Многие не придавали ей большого значения, так как считали не серьезной. Поначалу компании притворялись, что "ОПЕК не существует". Западные правительства также не обращали на нее большого внимания. В секретном докладе "Ближневосточная нефть", подготовленном ЦРУ в ноябре 1960 года, через два месяца после основания ОПЕК из сорока трех страниц новой организации было посвящено всего лишь четыре строчки.

Действительно, можно отметить только два достижения ОПЕК в первые годы ее существования. Она гарантировала, что нефтяные компании будут осторожны и без консультаций не будут делать никаких крупных шагов в одностороннем порядке. Они также не посмеют снова снизить объявленную цену. Имелось много причин, почему ОПЕК смогла достичь столь немногого в первые десять лет своего существования. Во всех странах-членах, за исключением Ирана, нефтяные ресурсы в недрах принадлежали концессионерам - компаниям по контракту, и этим ограничивался государственный контроль. Более того, мировой нефтяной рынок был переполнен, и страны-экспортеры являлись конкурентами, им приходилось беспокоиться о сохранении рынка, чтобы обеспечить государственные доходы. Поэтому они не могли отталкивать от себя компании, от которых зависел доступ к рынкам.

Все изменилось в начале 70-х, когда Америка, задействовав все свои производственные возможности в нефти, стала превращаться из страны-экспортера в страну-импортера этого энергоносителя. Тогда у арабского мира впервые появилась возможность применить нефтяную дубинку для достижения своих целей.

Судный день

Мечеть Аль-якса 10 октября 1973 года за несколько минут до 2.00 ночи, когда по календарю того года наступал еврейский национальный праздник Йом-Киппур, 222 египетских реактивных самолета взмыли в небо. Их целями были командные пункты и позиции израильтян на восточном берегу Суэцкого канала и Синайском полуострове. Несколько минут спустя огонь по всей линии фронта открыли свыше 3000 полевых орудий. Почти одновременно сирийские самолеты нанесли удар по северной границе Израиля, а за ним последовал артиллерийский обстрел из 700 орудий. Так началась война "судного дня", четвертая из арабо-израильских войн; - самая разрушительная и напряженная из всех, война, которая привела к крайне серьезным последствиям. Оружие участникам конфликта было поставлено супердержавами: Соединенными Штатами Америки и Советским Союзом. Естественно СССР был на стороне арабов, а Америка помогала Израилю.

После того как помощь США евреям стала явной, Арабские Страны-экспортеры нефти заявили, что устанавливают нефтяное эмбарго для тех стран которые помогают Израилю. Был объявлен список этих стран, а для того чтобы та нефть которая поставляется на смежные рынки не перетекала в стан врага, была введена дополнительная мера: растущее ограничение добычи – разовое первоначальное сокращение и дополнительные на 5 процентов каждый месяц. Эти меры повлиял на весь мировой рынок.

В Соединенных Штатах низкий уровень поставок ударил по вере в бесконечное изобилие природных ресурсов, - убеждению, настолько прочно укоренившемуся в американском сознании и повседневной жизни, что вплоть до октября 1973 года огромное большинство населения даже понятия не имели о том, что страна вообще импортирует нефть. Между тем, в результате неумолимого хода событий на глазах американских владельцев машин розничные цены на бензин подскочили на 40 процентов, по причинам им непонятным. Повышение цены ни на один другой товар не дало бы такого заметного, мгновенного и эмоционального результата.

Автомобилистам приходилось не только "отстегивать" больше денег, чтобы наполнить бак, но и отыскивать бензоколонки, где цена одного галлона бензина повышалась не чаще одного раза в день. Однако нехватка бензина стала еще более очевидной с введением "лимита на одну заправку", названных так Джоном Сохиллом из федеральной комиссии по энергетике, но более известным как "очереди за бензином".

На некоторых бензоколонках заправка производилась по определенным дням недели в зависимости от того, оканчивается ли номер машины на четное или нечетное число. Раздраженные водители ожидали по несколько часов в очереди, не выключая мотора, и порой расходовали больше бензина, чем им удавалось купить. Во многих регионах страны на бензоколонках появились объявления "Извините, сегодня бензина нет" - так не похожие на те, которые зазывали покупателей, обещая скидки, и которые были такими привычными в прошедшее десятилетие избытка. Эмбарго и вызванный им дефицит обозначили резкий и внезапный отход от прошлого, и этот новый опыт коренным образом подрывал уверенность американцев в будущем.

Влияние эмбарго на психологию европейцев и японцев было также огромным. Нарушение поставок мгновенно вернуло их к тяжелым послевоенным годам лишений и дефицита. Экономические достижения пятидесятых и шестидесятых годов внезапно показались весьма сомнительными и шаткими. В Западной Германии министерство экономики занялось распределением и почти сразу же оказалось погребенным под грудой телексов от находившихся в отчаянном положении предприятий промышленности. Первым был телекс из сахарной промышленности, со свеклоперерабатывающего завода, где в разгаре был сезон переработки. При отсутствии топлива в течение всего двадцати четырех часов, говорилось в телексе, остановится весь технологический процесс, и в трубах произойдет кристаллизация сахара. Угроза выхода из строя этой отрасли и не поступление на рынок ее продукции была в Германии настолько велика, что сахарорафинадным заводам был срочно выделен необходимый объем мазута.

В Японии водители такси вышли на демонстрации протеста, а домохозяйки бросились в магазины скупать стиральные порошки и туалетную бумагу, создавая запасы, которых в некоторых случаях хватило бы не менее чем на два года. И если бы не государственное регулирование, цены на туалетную бумагу повысились бы в четыре раза, как это произошло с нефтью. Таким образом, дефицит нефти сопровождался нехваткой туалетной бумаги.

В мае Киссинджеру удалось добиться сирийско-израильского разъединения, и мирный процесс, по-видимому, начался. В июне Ричард Никсон посетил Израиль, Египет, Сирию и Саудовскую Аравию. Нефтяное оружие было зачехлено. Результаты его применения оказались не просто убедительными, но ошеломляющими и гораздо более действенными, чем сторонники его применения даже осмеливались предполагать. Оно изменило расстановку сил и геополитическую реальность на Ближнем Востоке и во всем мире. Оно изменило мировую нефтяную политику и отношения между производителями и потребителями и, соответственно, внесло изменения в мировую экономику. Теперь оно могло убрано в ножны.
Но угроза его применения оставалась.

Золотой век ОПЕК

Изменившаяся ситуация изменила и статус организации экспортеров нефти. Теперь членов ОПЕК обхаживали, им льстили, их ругали и обвиняли. Для этого были все основания. В основе мировой торговли лежали цены на нефть, и те, кто мог контролировать их, стали новыми хозяевами в мировой экономике. В середине семидесятых в ОПЕК входили все мировые экспортеры нефти, за исключением Советского Союза. От воли ОПЕК зависело, наступит ли инфляция или спад. Они стали новыми международными банкирами. Они устанавливали такой мировой экономический порядок, при котором они бы не ограничивались лишь перераспределением ренты от потребителей к производителям, а полностью перераспределяли и экономическую, и политическую власть. Они становились примером для всех других развивающихся стран, реально влияли на внешнюю политику и даже суверенитет самых могущественных стран мира. Поэтому неудивительно, что один из бывших генеральных секретарей ОПЕК однажды назвал годы с 1974 по 1978 "золотым веком ОПЕК".

В конце 70-х, с появлением на нефтяном рынке новых игроков, тотальная монополия ОПЕК стала слабеть. Начиная с восьмидесятых она уже не могла диктовать миру свою волю в порядке обязательном к исполнению. Однако, значительное, а в некоторых случаях решающее влияние этой организации на мировой рынок нефти, уже никто больше не оспаривал.

Хусейн – неудавшийся император

Нефтяная платформа на фоне заката В 80-х годах, с увеличением предложения нефти, ее цена стабильно опускалась. Монопольная власть ОПЕК слабела. О нефтяных кризисах 70-х начали потихоньку забывать. Нефти по-прежнему уделялось много внимания с точки зрения охраны окружающей среды, в прочих же аспектах она становилась все менее важной, поистине "просто еще один товар". Потребители были счастливы, поскольку цена на нефть была низкой. Фактически, американские автолюбители платили за бензин самую низкую цену за весь период после Второй мировой войны. Казалось, не предвидится никаких проблем с поставками нефти в долгосрочной перспективе, ведь мировые запасы нефти существенно увеличились - от 615 миллиардов баррелей в 1985 году до 917 миллиардов баррелей в 1990 году.

При всем самоуспокоении причины для беспокойства оставались. Мировые ресурсы заметно выросли, но все они были сконцентрированы у пяти основных производителей в Персидском заливе, плюс Венесуэла. И при этом не имелось нефти из альтернативных, не-ОПЕКовских, источников. Импорт нефти в США достиг самого высокого уровня, и продолжал расти. Мир откатывался к прежней зависимости от Персидского залива. "Резерв безопасности" - разница между спросом и производственными возможностями сокращался, что делало рынок более уязвимым при конфликтах или чрезвычайных ситуациях. Такой резерв был достаточно большим лишь в начале и середине восьмидесятых годов, чтобы компенсировать падение объемов добычи во время ирано-иракской войны, но никогда не позднее.

Тем не менее, энергетический кризис казался реликтом прошлого. На слушаниях в Сенате США весной 1990 года говорилось о том, что вероятность крупных срывов поставок нефти невелика, по крайней мере в течение нескольких лет. И некоторые аналитики объявили весной 1990 года, что в этом десятилетии нефтяной кризис невозможен.

В 2 часа ночи 2 августа 1990 года иллюзии растаяли. Стотысячная армия Ирака начала вторжение в Кувейт. Не встречая значительного сопротивления, иракские танки вскоре неслись в Эль-Кувейт по шестиполосной автомагистрали. Так, первым кризисом после холодной войны, стал геополитический нефтяной кризис.

КоллажЦели Саддама Хусейна были очевидны: доминировать в арабском мире, добиться гегемонии в Персидском заливе, сделать Ирак господствующей нефтяной державой, и в конечном итоге, превратить Великий Ирак в военную державу мирового масштаба. Но в финансовом отношении Ирак испытывал огромные затруднения. Ирано-иракская война, затеянная Саддамом Хусейном, стоила стране полмиллиона погибших и серьезно раненных, и завершилась тупиком. В 1981 году Израиль уничтожил иракский комплекс по производству атомного оружия, но Ирак продолжал эти попытки, а также публично заявлял о наращивании арсенала химического оружия. Его армия насчитывала миллион человек, при общей численности населения в восемнадцать миллионов. Естественно все это требовало денег. И в какой-то момент Хусейну пришла в голову замечательная идея, как решить все эти проблемы одним махом.

В 1990 году он пришел к мысли, что сможет быстро поглотить Кувейт, обладающий третьим по величине запасом нефти, и поставить мир перед свершившимся фактом, что вызовет лишь нарекания и ничего более. Тем временем, он решит свои финансовые проблемы за одну ночь и получит необходимые средства для финансирования своих грандиозных военных и политических амбиций. Он станет героем арабского мира, Ирак станет нефтяной державой номер один, и, хотят они этого или нет, западные страны должны будут ему поклониться.

Он допустил просчет еще раз. Протест против его акции был выражен с беспрецедентным единодушием в мировом сообществе и в большей части арабского мира. Соединенные Штаты воспользовавшись личными связями с руководителями других государств, наработанными Джорджем Бушем на протяжении двадцати лет, возглавили сосредоточения войск и координации противодействия. Это было столь успешное и удивительное достижение дипломатии, которого не мог ожидать Садам Хусейн и многие другие. Ираку не удалось осознать насколько сильно изменились интересы и положение недавнего союзника - Советского Союза. ООН сделала то, чего не удалось сделать Лиге Наций в тридцатые годы - наложить эмбарго для предотвращения агрессии. Опасаясь того, что следующей страной в перечне Хусейна может быть Саудовская Аравия, многие страны спешно направили свои вооруженные силы в этот регион.

Возможные последствия могли быть ужасными для девяностых годов и двадцать первого века. Если бы Саддаму Хусейну удалось удержать Кувейт, то он напрямую бы контролировал 20 процентов добычи ОПЕК и 25 процентов мировых запасов нефти, и смог бы угрожать соседним странам, включая прочих основных экспортеров нефти. Он мог бы стать господствующей державой в Персидском заливе, хорошо оснащенной для возобновления войны с Ираном. Он обладал бы экономической независимостью для того, чтобы предпринять и более серьезные шаги.

Впрочем, ничего из перечисленного Хусейну не удалось совершить. Быстрые и скоординированные действия союзников, навсегда лишили его каких- либо возможностей к восстановлению былой мощи. После окончания военных действий для Ирака было введено специальное нефтяное эмбарго, которое впоследствии было заменено программой «Нефть в обмен на продовольствие». Последняя предполагала продажу нефти по специально установленным цена, а вырученные за ее продажу средства начислялись на специальный счет, который мог быть использован лишь для покупки лекарств и продовольствия для рядовых жителей Ирака.

13 лет спустя после неудачной попытки Хусейна примерить императорскую корону, его маленькое королевство (обладающее вторым в мире по величине запасом нефти), падет в результате агрессии со стороны другого, демократичного императора. Причина конфликта будет та же – нефть.

Немного сухой статистики

В апреле этого года Министерство энергетики США распространило доклад "Перспективы мировой энергетики 2004", в котором говорится, что в будущие 20 лет ожидается быстрый рост мирового спроса на энергоресурсы, особенно сильная тенденция отмечается в развивающихся государствах, в которых бурно развивается экономика.

В докладе прогнозируется, что до 2025 г. мировое потребление энергоносителей увеличится на 54% по сравнению с 2001 г. В развитых странах его ежегодный рост достигнет 1,2%. Спрос в азиатских странах, в том числе в Китае и Индии, за этот отрезок времени увеличится в 2 раза и составит 40% будущего прироста мирового спроса на энергоресурсы. В странах Восточной Европы и республиках бывшего СССР ежегодный рост спроса на энергоносители составит 1,5%.

В будущие 20 лет нефть по-прежнему останется главным видом энергоносителей, говорится далее в докладе. Мировой спрос на эту продукцию будет ежегодно увеличиваться на 1,9%. В 2025 г. ее суточное потребление возрастет с 77 млн. баррелей в 2001 г. до 121 млн. баррелей. В то время мировая цена на нефть, возможно, составит $51 за баррель в ценах 2002 г.

По оценкам ОПЕК потребности мирового рынка в сырой нефти в 2004 г. составят до 80,1 млн. баррелей в день. В марте этого года добыча и экспорт нефти странами-членами ОПЕК составил 28,30 бар./день. Как ожидается, объем нефтяного экспорта из стран бывшего СССР, достигнет в 2004 г. 7,26 млн. бар./день.
Мировые запасы нефти

Несколько вопросов о нефти

Подводя черту под нашим очерком, давайте напоследок поставим несколько вопросов, которые волнуют, наверное, многих.

Сколько нефти осталось? На долго ли ее хватит?

К сожалению, нельзя даже приблизительно определить дату, когда нефть на земле закончится. Можно лишь утверждать, что когда-нибудь она таки закончится.

На сегодняшний день, разведанные запасы составляют чуть больше 1 триллиона баррелей, которых, при сохранении сегодняшней интенсивности потребления, хватит на 35 лет. Однако значит ли это, что через указанный промежуток времени, вся нефть на земле иссякнет? Ответом будет: нет. С того момента, когда полковник Дрейк пробурил скважину и выкачал свой первый баррель, тысячи аналитиков предсказывали, что в самом ближайшем будущем: через одно, два, три десятилетия в промышленных масштабах нефть будет использовать невозможно – ее останется слишком мало. Но, проходили десятилетия, а разведанных запасов становилось не меньше, а все больше и больше. Словно в старой детской загадке: чем больше из нее берешь, тем больше она становится. Чем больше добывалось нефти, чем сильнее становилась зависимость от этого ресурса, тем больше вкладывалось средств в разработку новых методов поиска и разведку новых запасов.

Что будет, когда нефть все-таки закончится?

Все машины остановятся?

Конечно нет. Уже сейчас существует множество проектов, с использованием иных ресурсов. Это может быть: газ, синтетическое топливо, электрическая энергия. Также, в последнее время, человек начинает использовать восполняемые ресурсы (энергия ветра, воды, солнца).

Когда добыча нефти упадет и ее стоимость повысится до определенного уровня, начнется широкомасштабный переход на альтернативные виды энергии.

Хотя определенные опасности коллизий и кризисов все же возможны. Приведу пару примеров сценария с негативным вариантом развития событий (при продаже их Голливуду, ссылка на автора обязательна :)).

Сценарий 1. Есть возможность, что со временем, основные производственные мощности окажутся в руках одного государства, или группы государств вошедших в тайный либо явный сговор. В этом случае, это государство или группа государств, приобретет совершенно уникальную власть мирового масштаба. Последствия могут быть весьма драматичными.

Сценарий 2. Если ведущие страны загодя не начнут переводить свою промышленность на иные источники энергии, то они могут оказаться просто не готовыми к сокращению производственных возможностей стран-производителей, и, как следствие, к стремительному взлету цен на нефть без ее дальнейшего понижения. Резкое сокращение производства, инфляция, миллионы безработных, всеобщая паника... мир впадет в депрессию более глубокую и продолжительную, нежели депрессия 1929-33гг.

Впрочем, будем надеяться, что подобные картины мы увидим лишь на экранах кинотеатров.

Почему же промышленный мир не начинает переходить уже сейчас на альтернативные источники, если существуют такие опасности?

Потому что использовать нефть именно сейчас очень выгодно. Товары, произведенные на нефти, получаются в разы дешевле произведенных на, скажем, энергии ветра или солнца. Ситуация с автомашинами еще более драматична.

Переход на более дорогие ресурсы означает отставание в росте валового продукта. Тот, кто использует нефть, выигрывает в себестоимости товара. Причем, наибольшим образом выигрывают те страны, которые используют нефть наиболее интенсивно, ведь когда-нибудь ресурсы подорожают, и чем больше они успеют произвести товаров и услуг сейчас, тем большую прибыль они получат по сравнению с другими странами. Показательно, что одним из самых жестких противников Киотского протокола, в числе прочего предписывающего сокращение использования нефти, стали Соединенные Штаты, на долю которых приходится четверть мирового объема потребления этого ресурса.

Вход

Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: