Глава 5. Теория краткосрочной торговли

В ближайшей перспективе теории работают, но в долгосрочной перспективе уступают место реальности.

Теперь, когда вы поняли, как движутся рынки от точки к точке, и уяснили основную стратегию лучшего использования преимуществ рыночных колебаний, пришло время изучить теорию наших действий, чтобы затем проверить ее на практике.

Наша основная концепция или рабочая теория состоит в том, что есть нечто, что вызывает взрывные движения рынка. Эти взрывы вводят рынок в фазу тренда, и эти тренды, нужные для наших целей, имеют длительность на большинстве рынков от 1 до 5 дней. Наша цель — войти в рынок как можно ближе к моменту начала такого взрыва.

Отсюда вопросы: «Что вызывает эти взрывы рыночной активности; когда они могут происходить чаще всего; есть ли способы выявления времени и места этих движений?»

Короче говоря, это проблемы, с которыми я имел дело большую часть своей жизни. Давным-давно я понял, если не обозначить проблему, никогда не найдешь ее решения. Теперь вы знаете суть проблемы, так давайте искать какие-нибудь решения. Позвольте сразу добавить, у меня нет всех ответов на решение этой гигантской головоломки. Привести вас в чувство могут только ваши убытки. Они покажут, что вы не так уж чертовски умны и нуждаетесь в больших знаниях. У меня до сих пор бывают потери и очень серьезные, поэтому я тоже все еще нуждаюсь в дополнительном образовании. И так будет всегда.

Вероятно, самая главная «причина» этих движений — новости. Но по новостям торговать непросто. Во-первых, новости могут изменяться так же быстро и непредсказуемо, как и погода. Новости или какие-либо перемены в мире и на рынках могут быть случайными. Таким образом, рынки колеблются вверх-вниз от одного неизвестного новостного события до другого. Аналогия с пьяным моряком, используемая математиками, более всего подходит для определения влияния новостей, бросающих цены из стороны в сторону по рыночному пространству. Во-вторых, можно оказаться последними в цепочке, кому достались эти новости, и мы получим их слишком поздно. В-третьих, нет ничего, что подсказало бы нам, конкретное содержание этих новостей. В-четвертых, мои годы торговли учат: те, кто близок к новостям, обычно открывают свои позиции непосредственно перед их объявлением. (Примечание: не существует какой-то одной группы, извлекающей выгоду из новостей; характер поведения группы изменяется в зависимости от используемого ею источника.) Банкиры могут получить закрытую информацию о рынке казначейских бондов, но не о говядине, в то время как операторы биржевой площадки, занимающиеся мясной продукцией, могут иметь такие данные, но ничего не знать, какие новости будут по бондам. Нет такой организации, которая контролировала бы все источники информации. Но если даже персонаж Мела Гибсона в фильме «Теория заговора» (Conspiracy Theory), Джерри Филлипс, был прав, то не стоит распространять эту теорию на рынки.

В то время, как я писал эту книгу, в прессе обсуждалась работа Говарда Блума «Золото исхода»1, где он рассказывал о моей жизни, моей работе и карьере. В одном из журналов неправильно указаны не только мой возраст, место проживания, род занятий и марка моего автомобиля, но и о чем сама книга! Короче говоря, если я не могу верить тому, что написал обо мне репортер, который лично взял у меня интервью, то я полагаю, что, вероятно, нельзя слишком доверять многому из того, что пишут об апельсиновом соке, кукурузе и нефти.

Как выяснилось, престижный "Wall StreetJoumat' — не исключение. В начале 1998 г. он сообщил своим читателям, что его источник в Федеральной резервной системе знает наверняка, что Федеральная комиссия по открытому рынку (Fed Open Market Committee) собирается повысить учетные ставки. Через шесть недель, когда Федеральное правительство опубликовало стенограмму того заседания, мы узнали правду: члены комиссии проголосовали 11 голосами против 1 за то, чтобы не повышать учетные ставки! Кроме того, в двух случаях обнаружено, что репортеры "Wall Street Joumat' рекламируют приобретенными ими самими акции.

1Howard Blum, The Gold of Exodus, New York: Simon & Schuster

На телевидении те же самые проблемы: ведущий «источник инсайдерской информации» на канале Си-эн-би-си, Дэн Дорффман (Dan Dorffman), ушел из эфира из-за обвинений, что вводил зрителей в заблуждение.

Несколько лет назад Комиссия по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Commission) поймала самого Ральфа Нэйдера (Ralph Nader), точнее его мать, на короткой продаже акций «General Motors» и еще одной компании, производящей шины, непосредственно перед тем, как Нэйдер напал на них со своими судебными исками по защите прав потребителей.

Так на что же еще мы можем обратить внимание, если реально исследовать новости мы не можем?

«Ценовое поведение! Графики!» — кричат сторонники технического анализа и большинство игроков на краткосрочных колебаниях. В поведении цен хорошо уже то, что оно (поведение) видно на графиках, тут есть, на что смотреть и анализировать. Наиболее часто обращают внимание на (1) ценовые фигуры, (2) индикаторы, основанные на ценовом поведении, и (3) тренд или моментум цены. Не столь известный, четвертый из моих основных инструментов, — это возможное влияние, оказываемое одним рынком на другой. Помните систему для S&P 500 и то, насколько лучше она стала работать, когда мы ввели условие восходящего тренда бондов? Это пример рыночных взаимосвязей, которые я буду подробно обсуждать немного позже.

Наш последний, пятый, набор данных складывается из того, чтобы следовать принципу, который гласит: толпа часто бывает не права. Что касается краткосрочной торговли, то здесь трейдер — всегда чистый неудачник. Всегда был им и всегда будет. Цифры, свидетелем обсуждения которых я был на протяжении долгих лет, говорят, что 80 процентов всех участников рынка теряют все свои деньги, вне зависимости от того, торгуют ли они акциями или товарными фьючерсами. Таким образом, их разочарование в сделанных ставках должно привести нас к тем самым краткосрочным взрывам, ведущим прямой дорогой к прибыли.

Имеются различные способы измерения настроя публики: они называются индикаторами настроений (sentiment indicators). Два лучших, которые я знаю, — это опросы общественного мнения Джейка Бернстайна (Jake Bernstein) и «Market Vane» .

Для краткосрочной торговли я предпочитаю Джейка, потому что он каждый день после закрытия действительно обзванивает 50 трейдеров, чтобы выяснить, придерживаются ли они бычьих или медвежьих настроений на каком-то определенном рынке. Так как они краткосрочные трейдеры и, по определению, обычно не правы, мы можем использовать их как указатель, когда не стоит быть покупателем или продавцом.

Я не стремлюсь использовать их в качестве исключительного и самостоятельного индикатора для покупки или продажи, а использую, скорее, как инструмент, который не должен находиться в согласии с моей собственной, собранной вручную, системой торговли. Если все активно продают, я не хочу продавать вместе с ними. Возможно, я и не всегда игнорирую общественное мнение, но уверен, что не хочу, чтобы все сидели на моей стороне стола.

«Market Vane» черпает сведения о настроениях от авторов информационных бюллетеней, а не от краткосрочных трейдеров. Поэтому их индекс больше подходит для долговременных прогнозов развития рыночной ситуации.

Итак, теперь у вас есть пять главных элементов, которые, как я обнаружил, могут помочь распознать краткосрочные взрывы. Мы будем накладывать эти «инструменты» или события на структуру рынка, чтобы получить возможность вовремя примыкать к движениям, направленным вверх или вниз. Так как все эти инструменты могут быть определены количественно, то логическая процедура должна преобразовать наши наблюдения и инструменты в математические модели. Следующий логический прыжок, совершаемый трейдерами, состоит в том, что коль скоро математика точная наука (два плюс два всегда равно четырем), должно быть точное решение и для торговли, и математика может дать этот ответ.

Ничто не может быть дальше от правды. Не существует 100-процентного правильного механического подхода к торговле. Действительно, имеются инструменты и методы, основанные на наблюдениях, обычно работающие, но причина, по которой мы теряем деньги, в том, что мы или пришли к неправильному выводу, или не имели достаточно данных, для правильного вывода. Поэтому ни математика, ни механика не решают проблему. Правда о рынке рождается из всеобъемлющих наблюдений, правильной логики и верных заключений, основанных на имеющихся под рукой данных.

Я заявляю вам об этом прямо в лицо, чтобы вы не утешали себя мыслью, будто спекуляция просто слепое следование за лидером, системой или руководствуется абсолютно выверенным подходом. Если о рынках и можно сказать что-то с определенностью, так это то, что многое на них меняется. В начале 1960-х рост показателей денежной массы рассматривался как очень бычий фактор, всегда приводивший к повышению цен акций. По неизвестной причине в конце 1970-х и начале 1980-х увеличение показателей денежной массы, публикуемых Федеральной резервной системой — самой большой из всех частных корпораций, — вызывало падение цен акций. В 90-е годы на денежную массу никто и не смотрит, на рынок она почти не влияет. То, что когда-то было священным, сегодня стало очевидно бессмысленным.

Один из рынков, на которых я торгую наиболее активно, — это рынок бондов, и он торгуется совершенно иначе после 1988 г., чем до него. Почему? До октября того года была только одна торговая сессия, а затем мы получили вечерние сессии и в конечном счете — почти 24-часовый рынок. Это изменило характер торговли. Больше всего исследователей запутывает, что «в былые дни» Федеральная резервная система выпускала по четвергам отчеты, оказавшие огромное воздействие на цены бондов в пятницу. Этот эффект был столь велик, что в одном популярном романе послужил центральной темой уолл-стритовских махинаций.

Во время написания этих строк, в 1998 г., никаких «четверговых докладов» уже нет, а пятница теперь и выглядит по-иному, и торгуется совершенно иначе.

Лучшую услугу, которую вы можете мне оказать как читатель моего труда, это не только изучить мои основные инструменты, но и научиться оставаться активным и восприимчивым к тому, что происходит вокруг. Великие трейдеры, а я надеюсь, вы таковым станете, достаточно умны, чтобы замечать изменения и вовремя реагировать на них. Они не запираются в «черные ящики» неизменных подходов к торговле.

Одним из истинно великих трейдеров периода с 1960 по 1983 гг. был бывший профессиональный игрок в бейсбол Фрэнки Джо (Frankie Joe). Фрэнки обладал большим умом и смог выработать свой собственный подход к торговле. Он был отличным парнем, остроумным, как гвоздь, и прекрасным собеседником. После трех лет дружбы он показал мне свою технику, состоявшую в том, что на фондовом рынке нужно было продавать на подъемах и покупать на падениях. Вот и все, что в ней было — ни больше, ни меньше. Это была великолепная техника в тот период, и она принесла Фрэнки состояние.

Затем появился в высшей степени предсказуемый и все же непредсказуемый самый бычий рынок всех времен, порожденный налоговыми и бюджетными сокращениями Рональда Рейгана. Возникновение этого бычьего рынка было весьма предсказуемо. Но никто не предвидел, что в течение всего этого времени не будет никаких откатов, как мы это наблюдали в предыдущие 18 лет. Этого не предвидел даже один из самых великих трейдеров всех времен Фрэнки Джо. Он продолжал продавать на подъемах и никогда не закрывался на падениях; их попросту не было. В конечном итоге он так расстроился из-за потерь и отсутствия успеха (как все великие трейдеры, он очень ревниво относился к своим победам), что покончил жизнь самоубийством.

То, что работает, работает и в этом бизнесе, но зачастую очень недолго, вот почему я так восхищаюсь балеринами — они всегда стоят на цыпочках.

Предыдущая глава:
Еще один шаг вперед

Вход

Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: